Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Рассказ служанки, 2 сезон (The Handmaid’s Tale, season 2)

Кажется, нигде еще свобода не воспевалась с такой болью, как в «Рассказе служанки». И во втором сезоне феминистской антиутопической теледрамы по роману Маргарет Этвуд эта бесценная данность, дарованная по умолчанию каждому человеку, ибо никто не вправе держать другого в плену и тисках, стала чуть ближе. Свобода стала почти осязаемой и почти возможной.

Первый сезон «Рассказа служанки» уже удостоился «Золотого глобуса» в номинации «лучший драматический сериал». И скорее всего, второй сезон одержит на предстоящем награждении аналогичную победу. Шоу, соединившее увлекательный сюжет с невероятной эмоциональностью, шокирующую жесткость с пробирающей до косточек, подкожной чувственностью, социальный и политический подтекст с очень интимной и личной историей, потрясающую актерскую игру с эффектными визуальными решениями, продолжилось на том же высочайшем уровне. И главное – сценаристам удалось избежать топтания на месте, избежать самоповтора, переливания из пустого в порожнее. Казалось бы, персонажи остались теми же, история той же, а грани открылись совершенно новые.

Джун отказывается бросить камень в одноглазую Джанин, которой уготована публичная казнь. И ее примеру следуют остальные служанки. Естественно, такое непослушание и даже бунт влекут за собой последствия. Джанин удается избежать смерти, ее отправляют в Колонии. Но ослушавшихся служанок наказывают. Всех, кроме Джун/ Фредовой, поскольку она беременна («благословен плод» и все такое). Вокруг героини Элизабет Мосс начинается движение в курятнике, все носятся и подплясывают: марфа с теплым молоком и витаминными коктейлями отвратительного цвета, тетка Лидия, миссис Уотерфорд. А шофер Ник, зная, что в чреве Джун растет его ребенок, а не мистера Уотерфорда, готовит для возлюбленной побег.

Во втором сезоне декорации сериала существенно расширяются, в них появляется куда больше разнообразия. Помимо Галаада, знакомого зрителю с первого сезона, он, зритель, впервые попадает в Колонии, где в числе прочих отбывают наказание лишенная глаза и отчасти рассудка Джанин и лишенная клитора лесбиянка Эмили (историю последней до гражданского переворота мы узнаем более подробно: она была профессором микробиологии, преподавала в университете, и у нее были жена и ребенок, эмигрировавшие в Канаду). Изгнание в Колонии – это ссылка на экологически загрязненные территории, где заключенные (исключительно женщины) выполняют каторжные работы без каких-либо средств защиты и гигиены и постепенно умирают от интоксикации.

Возможно, единственное, за что можно упрекнуть создателей шоу, — это за нерациональное использование Марисы Томей, сыгравшей одну из жен командоров, оказавшуюся в Колониях за измену, ровно в тех же условиях, в которых пребывают заключенные служанки. Ситуация, аналогичная той, когда полицейский или представитель прокуратуры оказывается за решеткой, причем в одной камере с теми, кого сам посадил. Но почему-то авторы, пригласив именитую и талантливую актрису, выводят ее героиню из сюжета настолько быстро, что зритель даже не успевает запомнить тот факт, что она в принципе в сериале была и у нее была какая-то своя история.

Еще одна новая декорация – демократическая Канада, свободная от тоталитарного режима Галаада, в которой живут беженцы/ беглецы Люк (муж Джун) и Мойра (подруга Джун). Здесь Канады куда больше, чем в первом сезоне, более глубоко представлены экономические и политические отношения между двумя государствами. И совсем уж очевидны отсылки: канадское правительство вводит против Галаада санкции, в которых, конечно же, узнаются экономические санкции ЕС и США против России.

Во втором сезоне появляются и новые любопытные персонажи. Например, юная благочестивая Иден, которую выдают замуж за Ника. Несколько эпизодов подряд девушка не представляет ровно никакого интереса: тихая, кроткая, правильная, набожная, законопослушная. Она безропотно мирится с тем, что Ник не испытывает к ней никаких чувств и даже не прикасается, то есть не выполняет супружеский долг. Иден смиренно печет пироги, подбирает цвет занавесок и смотрит на холодного супруга овечьими глазками. Но оказывается, она вовсе не из тех преданных «детей Галаада», которые чтят общественный уклад превыше всего и строят праведную, социально полезную семью механическими, грубыми мазками, будто кладут кирпич на цементную смесь. Оказывается, она жаждет любви, взаимной и страстной, которой согласно законам Галаада не существует, существует лишь похоть, которую необходимо искоренять.

Наконец самый интересный новый персонаж второго сезона появляется почти что под занавес, в двенадцатом эпизоде. Это командор Лоуренс в исполнении Брэдли Уитфорда, основоположник экономики Галаада, который ведет затворнический образ жизни и прячет в покоях обезумевшую жену. Если раньше главным злодеем «Рассказа служанки», главным монстром, диктатором и тираном был сам Галаад (ни мистер Уотерфорд, слабый и глуповатый; ни миссис Уотерфорд, сильная и умная, но при всем своем внешнем хладнокровии не лишенная человечности и сострадания, не подходили на эту роль), то теперь, кажется, у зла появилось конкретное лицо (или, быть может, как раз наоборот, в самом сердце Галаада скрылась добродетель).

«Рассказ служанки» продолжает поражать до ужаса эмоциональными и при этом предельно простыми сценами. Например, эпизодом на рынке, где служанки, следуя примеру Джун, начинают в полголоса называть друг другу свои настоящие имена. Конечно же, это своего рода тихое, но мощное проявление их внутренней революции, их назревающего восстания. Или сценой, в которой миссис Уотерфорд вопреки закону дает в руки Джун, которая в прошлой жизни была литературным редактором, шариковую ручку и просит отредактировать документ. Казалось бы, просто ручку. Но эта ручка – вопиющий, кричащий символ свободы, и прикосновение к ней равно для Джун прикосновению к мужу и дочери, к матери, к Мойре, к чистому воздуху, к жизни, которая у нее была и которую отобрали, ткнув в спину винтовкой.

Имя – тоже символ свободы. И во втором сезоне Джун впервые называет миссис Уотерфорд Сереной. Вообще героиня Ивонн Страховски здесь выходит едва ли не на первый план. Они с Джун – практически равноправные героини. Серена – очень красивая и очень несчастная женщина, лишенная всего: любви (муж давно ее не хочет), материнства, профессии, социальной и общественной роли. Она ненавидит вязание, но вяжет лишь потому, что у жен командоров должно быть милое и безобидное домохозяйское хобби. Она разрывается между феминизмом и радикальным, фанатичным религиозным домостроем, который стал реакцией на эпидемию бесплодия. Она раскрывается перед Джун, но тут же прячется обратно в твердый, непрошибаемый панцирь, боясь и убегая от своей эмпатии, от своей способности быть нормальным человеком.

Борьба света и тьмы внутри Серены созвучна с тем, как солнечный свет проступает в мрачное и угрюмое поместье Уотерфордов: он всегда проскальзывает тонким лучом сквозь тяжелые, плотные шторы.

Имя – часть нашего «я», вербальное проявление нашей личности. Имен не было лишь у рабов, которые назывались именами своих хозяев и переходили от дома к дому, каждый раз получая новое притяжательное прозвище. Но если в первом сезоне куда чаще звучало имя Фредова, чем Джун, то во втором все наоборот. И то ли еще будет.

Анастасия Лях

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

The Handmaid’s Tale, season 2

Рассказ служанки, 2 сезон (The Handmaid’s Tale, season 2)

2018, США

Продюсеры: Брюс Миллер, Дэниел Уилсон, Фрэн Сирс, Уоррен Литтлфилд, Маргарет Этвуд, Элизабет Мосс

Режиссеры: Майк Бэйкер, Кари Скогланд

Сценарий: Маргарет Этвуд, Брюс Миллер, Ялинь Чанг, Кира Снайдер, Эрик Тачмен, Линн Рене Макси, Нина Фиоре, Джон Эррера

В ролях: Элизабет Мосс, Джозеф Файнс, Ивонн Страховски, Алексис Бледел, Мадлен Брюэр, Энн Дауд, О. Т. Фагбенли, Макс Мингелла, Самира Уайли, Аманда Брюгел, Стивен Кункен, Эвер Кэррадайн, Сидни Суини, Джордана Блейк, Грег Брайк, Брэдли Уитфорд, Мариса Томей

Операторы: Колин Уоткинсон, Зои Уайт

Композитор: Адам Тэйлор

Comments are closed.