Хорошее кино — kinowar.com — Киновар | Траст (Trust)
Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Траст (Trust)

Секундочку...

Сериал Дэнни Бойла на ту же тему, на которую Ридли Скотт снял «Все деньги мира», в сравнении с полнометражной версией получился более основательным и многогранным, более сложным и витиеватым, обходящим прямые линии и прямые углы, более дерзким и динамичным, более эффектным и гротескным, куда более ироничным, язвительным, даже немножечко ядовитым.

«Все деньги мира» — красивое название. Но «Траст» — емкое, лаконичное и каламбурное. С одной стороны, имеется в виду трастовый фонд (доверительная собственность), которым управлял и за счет которого жил нефтяной магнат-миллиардер Дж. Пол Гетти, не выплачивая ни цента налогов. С другой – это буквальная трактовка английского слова, означающего «доверие». Скупой миллиардер, отказавшийся выплатить похитителям выкуп за жизнь внука, никому не доверял, и внуку в том числе, заподозрив последнего в организации собственного похищения с целью обогатиться за счет дедушки-толстосума. Доверительные отношения в принципе противоречили прагматичной и практичной бизнес-натуре старика. Он совершенно никому не доверял, только бумагам, скрепленным подписью и печатью. И в общем-то правильно делал. Ведь внук его действительно обманул.

Напомним реальную историю, которая легла в основу фильма и сериала. В 1973 году в Риме был похищен шестнадцатилетний внук Дж. Пола Гетти, нефтяного промышленника, мультимиллиардера, одного из самых богатых людей на планете. Мальчик оказался в руках калабрийской мафии, которая потребовала семнадцать миллионов долларов. Старик нанял бывшего цээрушника, чтобы тот вступил с похитителями в переговоры, но факты упрямо указывали на то, что пацан сам заварил кашу, то есть инсценировал собственный киднеппинг с целью наживы. Следовательно, дед-скупердяй, который и без того не особо хотел платить, заявил, что не заплатит ни единого цента. Но вскоре выяснилось, что все по-настоящему и мафия не шутит.

Ридли Скотт снял хороший фильм, крепкий драматический триллер, серьезный и напряженный, с превосходной кульминационной сценой, в которой юный Гетти мечется по узким итальянским улочкам, пытаясь спастись от бандитов, стучится в каждую дверь, но все без исключения затягивают жалюзи, захлопывают створки просто перед его носом, не желая ввязываться. Кристофер Пламмер отменно сыграл старика – эдакого затворнического и одинокого Эбенезера Скруджа из мрачной сказочной повести Диккенса, которого не трогают чужие трудности и чужой голод, который живет по принципу «копейка рубль бережет» и не разбазаривает то, что заработал честно и самостоятельно, и который совершенно не способен на любовь, сочувствие, привязанность, душевное тепло; от него веет лишь дряхлостью, озлобленностью и могильным холодом. Мишель Уильямс убедительно воплотила образ переживающей, но не раскисающей матери, которая делает все возможное, чтобы спасти сына.

Но фильм Ридли Скотта все же получился неполным (реальная история имеет куда больше любопытных нюансов, чем смогло уместиться в двухчасовом хронометраже). И черно-белым. Черным получился старик Гетти, в котором не нашлось ни грамма того, что могло бы вызвать толику симпатии. А белым – несчастный мальчик, грязный, в кандалах, с отрезанным ухом, мечтающий о возвращении домой. И мы почти не увидели отношений, сложившихся между дедом и внуком, будто этих отношений не было вовсе, будто единственным, что их связывало, была фальшивая статуэтка, которую старик подарил мальчику как музейную ценность и которая на деле оказалась бутафорией из сувенирной лавки за десять баксов. То есть ничего, кроме фальши, этих двух родственников, предка и потенциального наследника гигантской империи, не связывало.

Совсем другими предстают Гетти и мальчик в сериале Бойла. Вместо черного и белого цветов оба персонажа окрашены в серый.

Во-первых, Гетти в блестящем, лихом, хулиганском и устрашающем одновременно исполнении Дональда Сазерленда – персонаж в первую очередь комичный, отчасти карикатурный, но в то же время живой, из плоти и крови, многогранный (умный во всем, что касается бизнеса, и довольно глупый и нелепый в том, что касается секса), самовлюбленный и окруженный свитой, будто король или дьявол, скорее последний. Прислуга натягивает на него трусы, чистит ему зубы, кухарка растапливает до нужной температуры сливочное масло для завтрака (при этом носки Гетти стирает ежевечерне и собственными ручками). Всех дворецких, независимо от их настоящих имен, старик называет Буллимор, коверкая имя дворецкого Бэрримора из «Собаки Баскервилей». А любовниц, которые живут под одной крышей и даже сдружились, вызывает в спальню поочередно, по настроению, прослушав перед процессом зачитанный вслух, причем самим же автором, фрагмент из эротического романа для нужного настроя и вдохновения.

Один из завтраков, проходящий в окружении разнокалиберных содержанок, Гетти начинает с цитирования шекспировской трагедии о короле Лире, который захотел узнать, какая из дочерей любит его больше остальных. И лишь одна из любовниц, самая старшая и самая умная, знает, чем закончилась пьеса, и намекает старику на плачевный финал для горе-короля, поверившего в ложь и лицемерие, но не поверившего в истину и искренность.

Гетти удручен бестолковостью своих сыновей, ни один из которых не способен продолжить семейное дело, продолжить великую империю. Но однажды во время ливня в его резиденции появляется солнечный рыжеволосый подросток в расклешенных джинсах, который, на удивление, оказывается смышленым. Дед даже тащит того на производство, рассказывает о тонкостях нефтедобычи и предлагает место в компании. Правда, сперва простым рабочим, но ведь с большой перспективой. И пацан охотно во все вникает, проявляет смекалку, демонстрирует предпринимательскую жилку. И счастливый Гетти уже почти что готов назвать этого хиппи, внезапно озарившего его пасмурный замок, своим преемником. Но… снова разочаровывается.

Разочарование (как и золото) – именно то, что убивает доверие. В рассказе Бойла нет черных и белых фигур, его история – это палка о двух концах: старик унижал женщин, но женщины ради денег соглашались быть униженными; старик не поверил внуку, но внук обманул старика; старик дал заем собственному сыну, но сын за всю жизнь и пальцем не шевельнул, чтобы чего-то достичь самостоятельно. Или не так: женщины забывали о гордости, потому что старик заставлял их играть по своим правилам; внук обманул деда потому, что не верил, что с тем можно выстроить честные взаимоотношения, не верил, что тот способен поступать по-человечески; сын опустил руки и превратился в дерьмо потому, что всю жизнь боялся стать разочарованием для требовательного отца. Словом, что было первым, яйцо или курица, разгадать решительно невозможно, сколько ни бейся над этой древнейшей задачей.

Возможно, образ Гетти в исполнении Сазерленда – слишком утрированный. Возможно, реалистичная подача Кристофера Пламмера куда ближе к истине. Быть может, дворецкий (он же камердинер) в действительности не одевал на магната трусы. Быть может, ему не кололи экспериментальное средство в пенис, дабы он мог произвести впечатление на своих наложниц. Но образы и ситуации, созданные Саймоном Бофоем и Дэнни Бойлом, однозначно вышли эффектнее и сочнее. Причем это касается не только старика Гетти, но также мальчика – романтика, воспевающего свободную и беспечную жизнь бродяги-бездельника. И цээрушника: Брендан Фрэйзер, одетый как техасский рейнджер и периодически пробивающий четвертую стену (то есть обращающийся прямиком к зрителю, как Фрэнк Андервуд и Дэдпул), оставляет неизгладимое впечатление в отличие от вполне обычного и традиционного Марка Уолберга. И он никогда не начинает вести дела, не надев шляпы.

Да и сами 70-е у Бойла куда ощутимее. Они пахнут кокаином, пышными распущенными волосами и босыми пятками.

У Бойла старик Гетти – монстр с манией величия и токсичным чувством юмора, но не лишенный едва заметных, почти неуловимых вкраплений человечности. И он действительно чувствует к пацану что-то особенное, до момента разочарования и краха чаяний и надежд. И эту хрупкую взаимосвязь между дедом и внуком авторы сериала отображают в виде театра теней: мальчик развлекает своих похитителей сказками, создавая пластичными пальцами силуэты людей и зверей на стене; этому он научился от деда, который когда-то давно точно так же развлек его, сонного и заскучавшего, в музее античного искусства. Но театр теней – это искусный обман, который изобличается, как только выходит на свет. Как и родственная связь и любовь в этой истории.

Впрочем, на свету тоже продолжается театр. В этой истории все играют в какую-то свою игру. И хотят, чтобы участники действа придерживались правил. Поэтому в разгар кульминации разворачивается натуральный спектакль с белоснежной одеждой, выкрашенными в белый цвет чемоданами, набитыми миллионами, и разыгравшейся будто по заказу метелью.

Очень важно, что в сериале есть эпизод, заключительный, под названием «Последствия». То есть финальной точкой, поставленной на похищении, рассказ не заканчивается. И счастливая жизнь не ждет ни солнечного мальчика (который в реальной жизни по прошествии немногих лет оказался на инвалидной коляске: передозировка вызвала инсульт и, как следствие, паралич), ни купающегося в золоте старика, который собственными руками проложил кокаину широкую дорогу в Европу, подобно Рейгану, проплатившему путь кокаина в США. И неслучайно, конечно же, за кадром звучит хит британской рок-группы The Stranglers «Golden Brown» («Золотой коричневый»), который многие музыкальные критики посчитали посвящением героину – золоту, льющемуся по венам. И опять же за кадром звучит легенда о фригийском царе Мидасе, который попросил у Диониса в дар способность превращать все, к чему он ни прикоснется, в чистейшее золото. И в итоге золотом стали вся его пища, вода и даже родная дочь. И хотя по легенде Мидас не умер от голода, а сумел избавиться от дара-проклятия, в реальной жизни позолота, вскрывшая душу и плоть, сидит крепко-накрепко, не соскребешь…

Анастасия Лях

превью

Trust

Trust

Trust

Trust

Trust

Trust

Trust

Trust

Trust

Trust

Траст (Trust)

2018, США

Продюсеры: Кристиан Колсон, Дэнни Бойл, Саймон Бофой

Режиссеры: Дэнни Бойл, Дон Шадфорт, Джонатан ван Туллекен, Эмануэле Криалезе, Сьюзан Уайт

Сценарий: Саймон Бофой, Брайан Филлис, Джон Джексон, Элис Наттер, Харриет Браун

В ролях: Дональд Сазерленд, Хилари Суонк, Харрис Дикинсон, Брендан Фрэйзер, Майкл Эспер, Анна Чанселлор, Аманда Дрю, Софи Уинклман, Вероника Эчеги, Сайлас Карсон, Лука Маринелли

Операторы: Кристофер Росс, Моника Ленжевска

Композитор: Джеймс Лавелль

Секундочку...

Комментарии

Comments are closed.