kinowar.com | Безумно богатые азиаты (Crazy Rich Asians)
kinowar.com

Безумно богатые азиаты (Crazy Rich Asians)

Секундочку...

Американские киноакадемики любят кино про расизм. Черный расизм, белый расизм, желтый расизм… Желтый, кстати, далеко не такая заезженная тема, как черный. И именно поэтому западной прессе так горячо понравился ромком «Безумно богатые азиаты». Восторженные рецензии, сногсшибательные кассовые сборы, лидирующая позиция в американском бокс-офисе несколько недель подряд… И все же ни в одну из оскаровских номинаций вопреки прогнозам и предпосылкам эта соу свит лав-стори, наполненная помимо юмора и любви еще и важным миротворческим стремлением сдружить западную и восточную культуры, не попала. Потому что как ни крути – это просто милый ромком, не меньше и не больше.

Фильм начинается флэшбэком. Лондон, 1995 год. В дорогущий отель vip-класса заходит азиатская семья: мать и двое детей. На дворе – типичная английская непогода: дождь, холод, сырость, слякоть. С посетителей обильно стекает вода. Прямо на пол. Прямо на ковровые дорожки. Мальчик, хихикая, размазывает по мраморной плитке позолоченного холла грязюку, слетевшую с подошв ботинок… Снобы на рецепции грубо отказывают гостье в предоставлении номера и советуют поискать комнату в чайна-тауне. А спустя пару минут, закусив губы и поджав хвосты, выписывают президентский люкс. Оказывается, мокрая непрезентабельная азиатка с пакостными детишками – новая хозяйка этого отеля.

2018 год, Нью-Йорк. Мальчик, который некогда развел болото посреди фешенебельного лондонского отеля, вырос в обаятельного и привлекательного молодого мужчину, наследника самого богатого и влиятельного сингапурского клана Ника Янга, самого завидного холостяка на весь Дальний Восток. Получив образование в одном из престижнейших американских вузов, он влюбился в американку китайского происхождения Рэйчел и остался жить в Нью-Йорке, чем до глубины души расстроил властную мать, жаждущую видеть сына рядом, у руля фамильной бизнес-империи, непременно дома, на родине, а не в треклятой чужой Америке, и непременно с девушкой, потенциальной женой, которая будет ему подстать: чистокровной неамериканизированной азиаткой из приличного состоятельного рода, чтящей традиции (притом что о существовании Рэйчел мать Ника еще не догадывается).

Рэйчел же – девушка небогатая, скромная, но умная, дочь матери-одиночки, всего в жизни добившаяся сама и в итоге получившая звание профессора экономики, специализация «теория игр» (тут, к слову, две сценарные несостыковки: во-первых, теория игр – математическая, а не экономическая наука, хотя героиня фильма, демонстрируя свои познания в этой дисциплине, использует в первую очередь психологические навыки; во-вторых, профессорами в США называют всех без исключения преподавателей в колледжах и университетах, кроме аспирантов, так что не факт, что героиня действительно защитила диссертацию и обладает соответствующей ученой степенью, она может быть просто выпускницей аспирантуры).

В общем пока Ник и Рэйчел сидят в кафешке и поглощают десерт, и он между прочим предлагает ей смотаться в Сингапур на свадьбу его лучшего друга и заодно познакомиться с мамой и прочими родственниками, за их спинами две гламурные кумушки-сплетницы вовсю трубят во все соцсети, что завидный холостяк Ник Янг тащит в Сингапур какую-то непонятную девицу, какую-то неопознанную Рэйчел Чу. «Кто такая Рэйчел Чу?» — главный поисковый запрос сегодняшнего дня. Наследница империи по производству лапши быстрого приготовления? Наследница империи по производству пенополистирольных шариков? Кто же она, кто? – гудит интернет. Chu или Choo, или, быть может, Chiu? (у режиссера фильма, кстати, тоже фамилия Чу).

Словом, новости моментально долетают до матери Ника. И она заранее не рада приезду «этой непонятной Рэйчел». А Рэйчел тем временем к своему искреннему изумлению узнает, что ее бойфренд – сказочно, сногсшибательно, неприлично, умопомрачительно богат. «Но как?? Ты ведь повсюду экономишь! Даже Netflix смотришь с моего аккаунта!» — недоумевает девушка.

Вот тут, казалось бы, золушка должна превратиться в принцессу… Но нет же, это ведь самое начало фильма, а принцессой она станет лишь под занавес. Так что по приезде в совершенно непристойно богатый-пребогатый, роскошный-прероскошный Сингапур бедолага Рэйчел, уверенная, что летит на бал, в потрясающую сказку, на деле оказывается в аду.

«Безумно богатые азиаты» — не китайский, а голливудский фильм. Причем снял его режиссер, на счету которого доселе не было ничего толкового и ничего непопсового: второй и третий «Шаг вперед», второй «Бросок кобры», трехмерная документалка о Джастине Бибере, музыкальный фильм на основе серии игрушек «Джем и голограммы», который так сильно провалился в американском прокате (и отзывов положительных тоже не удостоился), что с международного был вовсе снят. Перед «Безумно богатыми азиатами» Джон Чу выпустил сиквел «Иллюзии обмана», который хорошо собрал, но не избежал негативной критики. То есть этот ромком – первый большой успех постановщика.

И это первый голливудский фильм, все роли в котором исполнили актеры азиатского происхождения. С участием известных лиц, не без того (Мишель Йео из «Крадущегося тигра, затаившегося дракона», Кен Жонг из «Мальчишника в Вегасе», Аквафина из «Восьми подруг Оушена», Джемма Чан из недавней костюмной исторической драмы «Мария – королева Шотландии», Генри Голдинг из «Простой услуги»). Но без единого европеоидного актера (не считая отельных работников в первой вступительной сцене, появившихся в кадре на пару секунд). При этом жанрово картина оказалась не очередным карате-боевиком, то есть фильмом о боевых искусствах, что типично и традиционно для азиатского кинематографа, а романтической комедией. А ромком – жанр в корне своем чистой воды американский, предлагающий американскую сказку о настоящей любви и сбывающихся мечтах (например, классический образ современной нью-йоркской золушки в исполнении Сандры Буллок в ромкоме «Пока ты спал» или Джулии Робертс в «Красотке»).

Авторы «Безумно богатых азиатов» незлобно подшутили над пресловутой американской мечтой, выставив Нью-Йорк в сравнении с Сингапуром едва ли не «городом третьего мира», где в аэропорту «разве что сальмонеллез можно подхватить». «Доедайте свои наггетсы без разговоров! Ведь бедные американские детишки в это время голодают!» — говорит персонаж Кена Жонга за ломящимся от яств обеденным столом посреди кричаще безвкусных позолоченных хоромов. И тут, как видите, искрометная ирония в два конца, на восток и на запад разом: богатые сингапурские детишки поглощают гениальное творение МакДональдса.

Казалось бы, фильм Джона Чу проходит все классические этапы американского ромкома, вплоть до кульминации в аэропорту. Но делает это, во-первых, изящно; во-вторых, намеренно. Высмеивает то, что есть отрицательного в обеих культурах, восточной и западной (всеядность, эклектичность запада; надменность и отчуждение востока, не желающего знаться с «западным отребьем»), увенчивая их противостояние символичной настольной баталией в маджонг (китайская азартная игра вроде домино) между Рэйчел и матерью Ника (в этой сцене множество не видных глазу с первого взгляда нюансов, вроде позиций за столом, которые занимают героини: «западный» стул для Рэйчел, «восточный» для матриарха семейства Янг).

И заметьте, сын не привозит к матери типичную американку, какую-нибудь розовощекую блондинку в ковбойской шляпе. Это был бы крайне грубый, глупый, карикатурный сценарный ход. Он привозит американку китайского происхождения, которая, по мнению героини Мишель Йео, азиаткой осталась только снаружи, а в душе на все сто сделалась американкой (как банан: желтая снаружи, но белая внутри).

Бедность – не порок. И богатство – не порок, его тоже не стоит стесняться (сестра Ника, вышедшая замуж за «обычного парня» из низов, прячет от того дорогие покупки из бутиков и ювелирных магазинов, стесняясь демонстрировать свое положение и боясь оскорбить достоинство супруга, а тот компенсирует подавленное эго изменами). И происхождение, конечно же, — не порок. Порок – слепая зависимость от этого происхождения. Порок – ненависть и нежелание понимать чужую культуру и чужую ментальность.

И кстати, на сингапурской свадьбе, которая под завязку набита сингапурскими снобами, звучит потрясающе трогательная переработка с проникновенным женским вокалом «Can’t Help Falling In Love» короля американской (акцент на слове «американской») поп-музыки Элвиса Пресли.

Стало быть, «Безумно богатые азиаты» — кино не о желтом расизме, а об американском расизме, то есть расизме в адрес американцев и американского образа жизни. И цвет кожи – желтый, белый, черный, красный – здесь роли не играет. А вообще, конечно же, это просто лав-стори, хорошая, легкая, красочная, приятная лав-стори.

Анастасия Лях

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

Crazy Rich Asians

превью

Безумно богатые азиаты (Crazy Rich Asians)

2018 год, США

Продюсеры: Кевин Кван, Нина Джейкобсон, Фран Борджиа, Джанис Чуа, Тим Коддингтон, Билл Донован, Роберт Фридланд, Сидни Киммел, Линдси Мартин

Режиссер: Джон Чу

Сценарий: Адель Лим, Питер Чиарелли, Кевин Кван

В ролях: Констанс Ву, Генри Голдинг, Мишель Йео, Джемма Чан, Лиза Лу, Аквафина, Кен Жонг, Сонойя Мизуно, Крис Панг, Джимми О. Янг, Нико Сантос

Оператор: Ваня Чернюл

Композитор: Брайан Тайлер

Длительность: 120 минут/ 02:00

Секундочку...

Комментарии