Хорошее кино — kinowar.com — Киновар | Берлинский синдром (Berlin Syndrome)
Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Берлинский синдром (Berlin Syndrome)

Секундочку...

Напряженный сексуальный триллер о пленнице, запертой в бронированной квартире у серийного маньяка. Жесткий, натуралистичный, эротичный, атмосферный, камерный, почти что герметичный, местами бетонно-серый и холодный, как сам восточный Берлин.

Клэр – молодая симпатичная туристка из Австралии, путешествующая в одиночку, без лишних денег, с огромным рюкзаком на спине. Ночует по хостелам, ест на ходу и что придется, немного общается с соседями по комнате, но не стремится заводить дружбу. Ей нравится гулять одной и фотографировать. Девушку восхищает советская архитектура, то ли своей монструозностью, то ли суровостью и угрюмостью цвета и форм. Поэтому она приезжает в Берлин и исследует восточную часть города, где сохранилось немало гэдээровских построек.

На улице Клэр знакомится с парнем по имени Энди. Он местный, преподает в старшей школе английский язык. Умный, образованный, вежливый, привлекательный… Но только Энди не разделяет страсть Клэр к советской истории и культуре (похоже, австралийка мало что знает о реалиях советской идеологии и просто восхищается тем, чего не понимает, что от нее очень далеко и кардинально отличается от привычной ей жизни; восхищается, как какой-то диковинкой и экзотикой).

Энди и Клэр приятно проводят время, гуляют, болтают, и вечером она приглашает его к себе в хостел, ведь на следующий день ей уезжать в Дрезден. Но скромный Энди отказывается. И казалось бы, на этом случайный роман должен закончиться, не успев толком начаться. Но Клэр, которую сильно тянет к едва знакомому парню, передумывает уезжать… И вот уже он ведет ее к себе в квартиру. Мрачный трущобный район, пустой, будто совсем нежилой двор, подъезд с обвалившейся штукатуркой. Дом, словно заброшенный, и ни в одном окне не горит свет. Массивная дверь с огромным засовом. Окна, которые не открываются… Но секс такой страстный, такой космический… И на утро Энди по-прежнему милый.

И лишь на вторые сутки до Клэр доходит, что что-то с Энди не так. Что, уйдя на работу, он запер ее в квартире и не оставил ключ вовсе не по рассеяности, а вполне осознанно. Что окна в квартире небьющиеся. Что соседей в округе нет. А взглянув в зеркало, Клэр видит у себя на лопатке надпись «моя». В ванной находит розовый лак для ногтей и длинные белые волосы в сливе. Другая пленница была до нее здесь. И догадаться совсем несложно, что с той случилось.

— Ты ведь сказала, что не хочешь уезжать!
— В постели все говорят нечто подобное. Но это не стоит воспринимать всерьез!

Австралийскую туристку играет австралийская актриса Тереза Палмер, а берлинского маньяка – немецкий актер Макс Римельт, знакомый по сериалу Вачовски «Восьмое чувство» (он был тем немцем, который влюбился в девушку, живущую в Индии). Действие неслучайно происходит именно в Берлине, именно на территории, которая когда-то была ГДР. Глядя на фото, которые сделала Клэр, слушая ее наивные восторги от жутких, уродливых строений, Энди говорит: «Да чушь все это, вся эта советская хрень! Задыхаться можно где угодно, зачем строить стену?!».

И Энди действительно задыхается в своем мире, отгораживает себя от людей, закупоривается в своем бронированном жилище и там же закупоривает своих жертв, не давая им бросить его, как когда-то бросила мать. С одной стороны, классическая фрейдистская схема. С другой – нетривиальная метафора с Берлинской стеной: «самый холодный город», разорванный надвое, и стена, разделившая людей на счастливых и несчастливых. Энди тоже разорван: на свет и тьму внутри себя (ведь он действительно дал Клэр шанс уехать в Дрезден, она сама им не воспользовалась); на жизнь до ухода матери и после; на фальшивое существование за пределами квартиры, где нужно навещать отца, ходить на работу и придумывать каждый раз причину, по которой не можешь пойти с коллегами выпить пива, и «счастливую» жизнь внутри скорлупы, капсулы без доступа воздуха, укромной крепости, где он подобно мазохисту с наслаждением по чуть-чуть задыхается и создает иллюзию гармонии и благодати.

Если «стокгольмский синдром» — это синдром симпатии, сочувствия и привязанности жертвы к своему палачу (и Клэр тоже его испытывает, предлагая Энди сочувственный секс, когда узнает о смерти его отца, и ревнуя к предыдущей пленнице; и этим же синдромом заражен зритель, и авторы фильма, которые явно не хотят видеть в герое и демонстрировать однозначного монстра), то «берлинский» — это синдром выстраивания стены, причем стены уродливой и неуместной. В том числе стены, которую Энди возводит между собою и девушкой, не давая здоровым отношениям ни малейшего шанса. Быть может, если бы он не запер Клэр, она и сама бы решила не уезжать, осталась бы с ним строить любовь, а не стену.

«В космосе никто не услышит твой крик», — запугивал зрителей Ридли Скотт, выпуская в межзвездное пространство неубиваемое чудовище. «Можешь кричать, тебя никто не услышит», — говорит Энди во время секса, когда Клэр, испытывая наслаждение, сдерживает вырывающийся стон. «Можешь кричать, тебя никто не услышит», — говорит он то же самое, когда Клэр пытается позвать на помощь. Одни и те же слова, но такие разные ситуации. Или не такие уж и разные… Синдром одной ситуации, разделенной надвое; одной разделенной надвое реальности; и одного монстра, отделившегося глухой стеной.

Розовый лак для ногтей; розовое кружевное белье из секс-шопа, которое Энди приносит в подарок; розовое винтажное платье, которое Клэр покупает на руках в переулке в качестве берлинского сувенира; розовый взгляд на серые вещи… еще один синдром еще одного нездорового состояния. И одно на двоих излечение.

Анастасия Лях

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Berlin Syndrome

Берлинский синдром (Berlin Syndrome)

2017, Австралия

Продюсеры: Полли Стэнифорд, Наима Абед, Скотт Отто Андерсон

Режиссер: Кейт Шортланд

Сценарий: Шон Грант, Мелани Джустен

В ролях: Тереза Палмер, Макс Римельт, Люси Арон, Маттиас Хабих, Эмма Бадинг

Оператор: Джермейн МакМикинг

Композитор: Брайони Маркс

Длительность: 116 минут/ 01:56

Секундочку...

Комментарии

Comments are closed.