kinowar.com | Вита и Вирджиния (Vita & Virginia)
kinowar.com

Вита и Вирджиния (Vita & Virginia)

Секундочку...

После «Жизни Адель» снимать лесбийские мелодрамы стало сложно. Потому что сложно достичь того же уровня откровенности, честности, натурализма, сюжетной простоты и эмоционального надрыва. Выход – обращение не в современность, но в прошлое, к реальным историческим фигурам и другим эпохам, разительно отличающимся от дня сегодняшнего.

«Вита и Вирджиния» — история дружественных, романтических и сексуальных взаимоотношений между двумя британскими писательницами первой половины двадцатого века: Витой Сэквилл-Уэст и Вирджинией Вулф. Первая – аристократка, светская львица, посредственная, но продаваемая поэтесса и беллетристка (больше садовод, нежели писательница), известная своими любовными похождениями и даже одним неудачным побегом заграницу с любовницей. Вторая – представительница богемы, гениальная, но плохо продаваемая модернистка, предвосхитившая свое время, известная своей скрытностью, своеобразным мышлением и эпатирующим поведением, граничащим с отклонением психики. Обе – замужние. Одна – мать, другая бездетна. Обе неполноценны в браке и пребывают в поиске сильных эмоций, способных вдохновить на новую книгу.

Действие разворачивается в 1920-х годах. Сюжет посвящен не столько биографиям двух писательниц и даже не столько их запретной любви, сколько написанию Вирджинией Вулф смелого на то время и ни на что не похожего романа «Орландо», посвященного андрогинности (не только буквальной, но и фигуральной андрогинности искусства и творческого потока, не знающего деления на мужское и женское) и являющегося фантасмагорической «биографией» Виты Сэквилл-Уэст, которую Вулф видела как уникальное создание, соединяющее в себе женское и мужское начала. «Орландо» стал первым произведением Вулф, доступным и легким для чтения широкой публикой, а оттого успешным в коммерческом плане. В 1992 году вышла одноименная экранизация этой книги от британской сценаристки и постановщицы Салли Поттер, где героя-героиню-гермафродита сыграла Тильда Суинтон.

Конечно же, все мы помним, как Вирджинию Вулф воплотила на экране Николь Кидман с накладным носом в драме «Часы», получившая за это выразительное перевоплощение заветную статуэтку «Оскар». Элизабет Дебики, сыгравшая более слабую, приземленную и ранимую версию Вулф в «Вите и Вирджинии», обошлась без приставного носа и какого-либо излишнего грима в принципе (нос у актрисы оказался вполне подходящим и без наклеек). А фильм Чании Баттон («Кто горит, горит, горит») обошелся без интеллектуальных хитросплетений и параллелей сквозь время, которыми была наполнена картина Стивена Долдри. Но отсылки к «Часам» здесь повсюду. Как минимум в постоянном акценте на часах. «Вита и Вирджиния», сосредоточенная в первую очередь на Вирджинии, будто бы раскрывает и поясняет то, что у Долдри осталось за кадром, осталось пространством для додумывания и дочитывания из документальных источников о жизни и творчестве загадочной Вулф.

Байопик Чании Баттон кажется флегматичным в первой половине, когда экран преимущественно занимают лица двух актрис крупным планом, которые зачитывают вслух письма друг к другу, обращаясь прямиком в камеру. Но оживляется во второй, когда сюжет переходит от эпистолярного формата к непосредственному действию и нетипичным взаимосвязям внутри любовного четырехугольника (в картине есть прекрасный кадр, на котором две главные героини и их мужья наблюдают затмение солнца, и их лица завороженно обращены в одну точку, взгляды сокрыты линзами одинаковых очков, и, казалось бы, их жизнеощущения полны гармонии).

Фильм «Часы» был обращением к роману Вирджинии Вулф «Миссис Дэллоуэй», написанному за несколько лет до «Орландо». Это был сложный и депрессивный послевоенный период, когда писательница превозмогала свою нетрадиционную сексуальную ориентацию и посвящала творчество последствиям страшной войны, внутренним поискам и беспокойствам, связанным с гендерной идентичностью, браком и возможностью счастья. Действие романа разворачивалось на протяжении одного дня, не считая ретроспективных фрагментов. Точно так же и действие «Часов» происходит в течение одного дня, только в разных эпохах и с тремя разными, но связанными героинями. Повествование же в романе «Орландо» тянется сквозь три с половиной столетия, опять же касаясь нескольких эпох, но линейно, а не параллельно, и рассказывает историю одной, но многогранной героини. Линейно движется и повествование в «Вите и Вирджинии», охватывая шесть лет из жизни Вулф, от 1922-го, года знакомства с Витой Сэквилл-Уэст, до 1928-го, года публикации романа «Орландо».

Вирджиния Вулф утопилась в разгар Второй мировой, когда ее маниакально-депрессивный психоз усилился и стал, по словам самой писательницы, невыносим. Она наполнила карманы пальто камнями и погрузилась в речной водоем вблизи дома. Собственно, мысли о суициде, в частности утоплении, преследовали ее все годы, будоражили и захватывали ее сознание. Буквальной смерти писательницы нет ни в «Часах», ни в «Вите и Вирджинии», но обе картины наполнены сопряженной символикой, а именно водой в том или ином виде и мыслями вслух о самоубийстве. Героиня Элизабет Дебики множество раз оказывается вплотную у края с водой, встревоженная и босая. Тогда как в «Часах» комната героини Джулианны Мур, несчастливой в браке домохозяйки, что зачитывается романом «Миссис Дэллоуэй», символично затапливается грязным речным потоком.

Галлюцинации Вирджинии Вулф в постановке Чании Баттон – это растения, стремительно плетущие свои стебли и корни под ее ногами. Эти растения могут символизировать как запутанность и сплетенность мыслей писательницы, так и растительность той реки, в которой Вулф утопилась, что опоясала ее ноги и утащила на дно; или же садоводство, которым так увлекалась Сэквилл-Уэст; или, быть может, тот вяз в саду, под которым муж Вирджинии Вулф похоронил ее прах.

В фильме «Вита и Вирджиния» камера то и дело фокусируется на двери, за которой находится рабочий кабинет Вулф, в котором она отдается потоку мысли. На двери мелом начертан крест как буква «икс». И в этом символе спрятано множество смыслов. И неизвестность, сопряженная с каждым новым романом и с тем, как он будет воспринят. И знак запрета: не только буквального запрета не входить в комнату, но запрета быть сексуально раскрепощенной и гендерно свободной, то есть свободной от ролей и правил, навязанных обществом. И женская Х-хромосома. И римская цифра как отсылка к часам и к ХХ столетию – веку расцвета феминизма и борьбы с патриархальными нравами.

Украинская премьера ЛГБТ-байопика «Вита и Вирджиния» состоялась на кинофестивале «Молодость», а 6 июня картина выходит в прокат.

Анастасия Лях

Vita & Virginia

Vita & Virginia

Vita & Virginia

Vita & Virginia

Vita & Virginia

Vita & Virginia

превью

Vita & Virginia

Vita & Virginia

Vita & Virginia

Вита и Вирджиния (Vita & Virginia)

2018 год, Великобритания/ Ирландия

Продюсеры: Джемма Артертон, Питер Хэмпден, Норман Мерри, Кэти Холли, Эванджело Киуссис

Режиссер: Чания Баттон

Сценарий: Айлин Эткинс, Чания Баттон, Вирджиния Вулф

В ролях: Джемма Артертон, Элизабет Дебики, Изабелла Росселлини, Руперт Пенри-Джонс, Питер Фердинандо, Эмиральд Феннел, Гетин Энтони, Нэйтан Стюарт-Джарретт, Марк Куигли

Оператор: Карлос Де Карвальо

Композитор: Изобель Уоллер-Бридж

Длительность: 110 минут/ 01:50

Секундочку...

Комментарии