Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Все деньги мира (All the Money in the World)

Основанный на реальных событиях драматический триллер Ридли Скотта «Все деньги мира»: напряженный, реалистичный, эмоциональный и немножечко назидательный, который учит, казалось бы, прописной истине: деньги – не главное, но делает это искусно, убедительно, ювелирно.

В основу сценария легла история, произошедшая во второй половине 70-х в Италии, где был похищен внук американского нефтяного магната и коллекционера древних артефактов Пола Гетти. Киднепперы потребовали семнадцать миллионов долларов, но старик-толстосум, будучи слишком скупым и прагматичным, отказался платить, хотя его состояние измерялось в миллиардах, а не миллионах.

«У меня четырнадцать внуков. Если я буду платить по семнадцать миллионов за каждого, я разорюсь», — говорит Пол Гетти репортерам в фильме.

К слову, в то время как старика Гетти сыграл Кристофер Пламмер, роль юного Пола исполнил Чарли Пламмер. И можно было бы, конечно, подумать, что похищенного внука сыграл внук актера в реальной жизни, но нет, мальчик по случайному совпадению является просто однофамильцем.

Начало фильма отправляет нас на несколько лет назад, когда внук миллиардера, которого тоже зовут Пол, еще мал и слушает деда с открытым ртом, и наивно верит словам про то, что он для него особенный. Людям, которые создали самые могущественные финансовые империи, часто не везет с отпрысками, на которых те так рассчитывали и возлагали всяческие надежды. Не повезло с сыном и Гетти: из любителя выпить тот быстро превратился в законченного наркомана, так что невестка Гетти подала на развод, отказавшись от денег, но отстояв единоличную опеку над тремя детьми. Но когда в телефонной трубке услышала голос похитителя, озвучившего свои условия, то, конечно же, обратилась за помощью к свекру, явно не ожидав услышать столь циничный и категоричный отказ.

Личность миллиардера совсем не сразу выглядит однозначной, однозначно отталкивающей и отрицательной, к этому факту Ридли Скотт подводит зрителя постепенно. Например, тайком от бывшей невестки Гетти поручает своему доверенному лицу полететь в Италию, выяснить обстоятельства и вернуть пацана домой (магнат уверен, что мальчишка либо неудачно пошутил, либо сам организовал собственное лже-похищение, дабы «немного» раскошелить дедушку), и даже велит позаботиться о матери мальчика, но так, чтобы та не заметила. Казалось бы, Гетти – вовсе не монстр. А то, что не захотел пожертвовать деньги на операцию мужа некой посторонней женщины, написавшей жалостливое письмо, — вроде как нормально. Ведь таких писем приходит миллион, и все что-то просят, а удовлетворить просьбы каждого невозможно, да и мошенников среди просителей наверняка предостаточно.

Словом, Гетти – вроде как заложник собственного богатства, потому что, с одной стороны, имеет полное право тратить честно заработанные миллиарды на то, на что хочет (на оригиналы Моне или Мане, на статуэтки, представляющие музейную ценность); с другой – его все проклинают, потому что любой экспонат из его частной коллекции стоит гораздо дороже, чем операция, способная спасти кому-то жизнь. А ведь человеческая жизнь как бы бесценна. Но точно не в представлении Гетти, который уверен, что все имеет свою конкретную цену. И жизнь его внука Пола на сегодняшний день на рынке ценных бумаг стоит ноль.

В том, что Пламмер скоропостижно заменил Кевина Спейси, есть как минимум один плюс (уберем в сторону секс-скандал, который непосредственно к актерской игре не имеет никакого отношения). Этот плюс в том, что перед нами живое лицо актера, который целиком соответствует по возрасту своему персонажу, а не тонны наложенного грима, который, судя по старому трейлеру с участием Спейси, был вовсе не так удачен, как грим Гари Олдмана в «Темных временах». К тому же Пламмер действительно поразительно убедителен в образе, в который ему довелось вжиться в катастрофически сжатые сроки.

Параллельно с поиском мальчика и упертостью старого скряги Ридли Скотт показывает противоположную сторону этой истории, то есть плен и похитителей. Перед нами живописный, колоритный, но пугающе криминальный и нищий юг Италии, где владелец подпольного цеха, клепающего женские сумочки с заветной биркой «мейд ин итали», по совместительству оказывается боссом мафии. Но пока там, далеко, родной дед без зазрения совести заявляет, что готов заплатить ровно нисколько, здесь, среди людей совершенно чужих и казалось бы безжалостных и беспринципных у затравленного и изнеможенного парня неожиданно появляется друг. И их странным образом сложившиеся отношения действительно трогают. И за судьбу мальчишки по-настоящему переживаешь.

И этот юный Пол Гетти становится заложником не только буквально, не только из-за закрытой клетки и веревок на руках и ногах, но и фигурально, то есть заложником своего громкого имени, заложником своего мелькающего со всех телеэкранов лица, когда перед ним закрывается каждая дверь каждого дома каждого рядового горожанина, не желающего ввязываться в историю, где фигурируют миллионы и мафия.

Авторы фильма предупреждают: основано на реальных событиях, но есть место художественному домыслу. В фильме действительно много показательных, символичных, аллегоричных моментов, которых в реальности вполне могло не быть и, скорее всего, таки не было. Но они однозначно уместны и однозначно усиливают должный эффект.

Мы видим, как властный, надменный, влиятельный человек постепенно превращается в несчастного, одинокого параноика. И неслучайно стопки, нет, даже груды газет, оставленные у двери его роскошнейшего поместья, разлетаются от порыва ветра, будто стопки, груды денежных банкнот, и он тщетно пытается их удержать, и все движения его рук лишь бессмысленно сотрясают воздух.

В финале Пол Гетти держит в руках купленную за полтора миллиона картину, на которой изображена мадонна с младенцем. «Прекрасное дитя, прекрасное дитя», — шепчет старик. Можно подумать, что под конец он наконец проникся любовью к ребенку, которому когда-то дал надежду считать себя особенным, не таким, как безликие просители из многочисленных писем. Но если вспомнить конвейерную туристическую фигурку за десять баксов, подаренную под видом дорогостоящего предмета древности, и высеченный из камня бюст самого себя, экстраординарного эгоиста, то сцена с младенцем на полотне интерпретируется совсем по-другому: герой до последнего восхищается не живым, а нарисованным мальчиком, восхищается тем, что имеет цену, пусть и очень высокую, и игнорирует то, что ни в каких денежных эквивалентах не измеряется.

Анастасия Лях

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

All the Money in the World

Все деньги мира (All the Money in the World)

2017 год, США

Продюсеры: Крис Кларк, Квентин Кертис, Дэн Фридкин, Марк Хаффэм, Ридли Скотт

Режиссер: Ридли Скотт

Сценарий: Дэвид Скарпа, Джон Пирсон

В ролях: Мишель Уильямс, Марк Уолберг, Кристофер Пламмер, Чарли Пламмер, Ромен Дюрис, Тимоти Хаттон, Эндрю Бушан, Стэйси Мартин

Оператор: Дариуш Вольски

Композитор: Дэниэл Пембертон

Длительность: 132 минуты/ 02:12