kinowar.com | Девушка в лабиринте (L’uomo del labirinto)
kinowar.com

Девушка в лабиринте (L’uomo del labirinto)

Секундочку...

Ни слова о сюжете. В рецензии на этот психологический детектив обойдемся без описания сюжета. Достаточно будет сказать, что речь идет о серийных маньяках, невинных жертвах, частных детективах, жутких фриковых второстепенных персонажах, головоломках с финальным твистом, сатанинских комиксах, символичных кроликах и коварных играх подсознания, способных загнать разум в такие дебри лабиринта, из которых не выберется даже самый острый и холодный экземпляр.

«Девушка в лабиринте» — вторая киноработа итальянского писателя, сценариста, режиссера Донато Карризи, который экранизирует собственные детективные романы. Первой была «Девушка в тумане», вышедшая на экраны в 2017 году (к слову, в оригинале названия не настолько созвучны, так как второй детектив в переводе с итальянского звучит как «Человек в лабиринте», и это важный нюанс, потому что в лабиринте, буквальном и фигуральном, оказывается далеко не один персонаж, и даже мы, зрители, теряющиеся в догадках и предположениях, и даже сам рассказчик, блуждающий в собственных фантасмагориях, и даже сам Карризи, заплутавший в своих отчаянных стремлениях как можно сильнее запутать аудиторию).

И лучше, конечно, смотреть «Девушку в лабиринте», не посмотрев перед этим «Девушку в тумане». Потому что Карризи использует одну и ту же формулу: Тони Сервилло (муза Паоло Соррентино) играет сыщика, а большая неитальянская звезда (француз Жан Рено в первой картине, американец Дастин Хоффман во второй) играет психоаналитика, и ключ к разгадке спрятан в одном и том же месте, как та игла, которая в любой сказке находится в яйце, яйцо – в утке, утка – в зайце, заяц – в сундуке, сундук под дубом…

И заметьте, что персонаж Хоффмана держит в руках чайную кружку с изображением русалки, в то время как в картине с Рено проводилась параллель между рыбами и девушками.

Действие умышленно разворачивается в месте и времени, которые невозможно конкретизировать и идентифицировать. На улице стоит адская жара, поэтому частный детектив Бруно Дженко, постепенно приближающийся к смерти из-за неизлечимой инфекции в сердце, потеет еще сильнее, чем обычно. Из автомагнитолы звучат назойливые проповеди христианской радиоволны. И эта невыносимая жара, и это прилипчиво-навязчивое богословие создают ощущение пребывания если не в пекле, то где-то по дороге в преисподнюю, на полпути к геенне огненной.

Смотрите легально на MEGOGO

Время настолько неоднозначно, что в одной сцене (полицейском архиве-хранилище под неофициальным названием «лимб», где находятся нераскрытые дела пропавших без вести) мы наблюдаем выпуклые компьютерные мониторы из 80-х; в другой (больничной палате, где психоаналитик ведет беседу с жертвой маньяка, которой удалось сбежать) – мобильный телефон-раскладушку из начала нулевых; а Бруно Дженко при этом пользуется вполне себе современным смартфоном, который однажды, сбегая второпях, забывает в логове убийцы.

Неопределенность времени и места стирает грань между реальностью и эфемерностью, действительным и вызванным игрой воображения. А поиски главного героя похожи на блуждания по красным комнатам, будь то красные апартаменты проститутки Линды или красный дом бледной свидетельницы с ярким красным маникюром, указавшей на преступника-садовника (естественно, Карризи играет со зрителем-читателем, используя это анекдотичное клише). А в белой комнате (больничной палате) психоаналитик ритмично мнет в руках красный резиновый эспандер, который то ли как красная мулета для быка (пятно, раздразнивающее психику соигрока), то ли как дьявольское яблоко в руках искусителя.

В кролике с красными сердечками-глазами и лабиринте сложно не разгадать аллюзию на Кэрролла, а в Бруно Дженко/ Миле Васкес сложно не разглядеть Алису, спустившуюся за белым кроликом в кроличью нору. Блуждания по красным комнатам и записи-начитки главного героя на опять же старомодный диктофон, конечно же, созвучны с Линчем и фантасмагорическим расследованием специального агента Дейла Купера в вымышленном городке Твин Пикс («вершины-близнецы», зеркально отражающие друг друга), основанном на все том же кэрролловском зазеркалье. В контексте жуткого костюма кролика непростительно не вспомнить и не менее причудливого «Донни Дарко». Лабиринт-игра отчетливо перекликается с извращенной игроманией Джона «Конструктора» Крамера, серийного маньяка из хоррор-серии «Пила». А комикс про кролика Банни, раскрывающий с помощью зеркала (опять же зеркала) тайный сатанинский смысл, — как гравюрный ребус из «Девятых врат» Полански, открывающий дорогу к Люциферу.

В отличие от «Девушки в тумане» здесь нет рационального и меркантильного преступника. Здесь зло, которое по сути абсолютно инфернально, похоже на матрешку – mise en abyme, в переводе с французского «помещение в бездну»; рекурсия, подразумевающая сон во сне, рассказ в рассказе, декорацию в декорации, маньяка, скрытого в другом маньяке, героя, скрытого в другом герое, время в другом времени… И если в предыдущем фильме Карризи туман под занавес таки рассеялся и выдал все разгадки, то здесь пелена неясного рассеялась и одновременно сгустилась пуще прежнего.

Анастасия Лях

превью

Девушка в лабиринте (L’uomo del labirinto)

2019 год, Италия

Продюсеры: Маурицио Тотти, Алессандро Усай

Режиссер: Донато Карризи

Сценарий: Донато Карризи

В ролях: Тони Сервилло, Дастин Хоффман, Валентина Белле, Виничо Маркони, Серджио Гросини, Луис Ньеко, Рикардо Чичонья, Катерина Шульга, Орландо Чинке

Оператор: Фредерико Масьеро

Композитор: Вито Ло Ре

Длительность: 130 минут/ 02:10

Секундочку...

Комментарии