Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Зои (Zoe)

В этой научно-фантастической лав-стори о возможности и невозможности любви между роботом и человеком все сводится к тому, что любовь возможна. И именно этим фильм «Зои» отличается от себе подобных.

Мир недалекого будущего. Изобретатель Коул (Юэн МакГрегор) работает в сфере робототехники, которая активно развивается и прогрессирует. Человекоподобные машины уже вовсю используются в обслуживании города, например, трудятся садовниками: стригут общественные газоны, равняют на городских клумбах кусты. Коул готовится к выставке, на которой планирует презентовать андроида, неотличимого от человека (Тео Джеймс). Его цель – создать идеального партнера для любви и жизни, который никогда не бросит, не предаст, не разлюбит… Помогает ему ассистентка Зои (Леа Сейду) – девушка, страдающая от своего одиночества и страстно жаждущая близости. В прошлом она была толстой, из-за чего до сих пор комплексует. Но ей очень нравится Коул. И ей кажется, что она ему тоже нравится. Однако когда Коул включает своего передового андроида, тот начинает проявлять симпатию к Зои, и складывается нечто вроде любовного треугольника. «Между нами ничего быть не может, потому что ты машина, а я человек. Ты – лишь набор нолей и единиц, ты не способен чувствовать», — в лоб говорит роботу Зои и интересуется у Коула, запрограммировал ли тот машину на влюбленность или так произошло само собой?..

А может ли любовь у робота произойти сама собой? Способен ли робот заплакать, если создатель робота не предусмотрел для него наличие слезных желез?.. Проблема режиссера Дрейка Доримуса в том, что в своих картинах он задается вопросами, которыми множество режиссеров уже задавалось до него, но Доримус делает это с такой важностью, будто именно из его уст эти вопросы и дилеммы звучат впервые. «Зои» что-то взяла от «Бегущего по лезвию» (например, андроидов-проституток), что-то от «Из машины» (треугольник, в котором есть творец, творение и третий лишний, который страдает случайно и несправедливо), что-то от эпизодов сериала «Черное зеркало» (утрирование и изобличение современной высокотехнологичной пластмассовой жизни, в которой живые эмоции заменила имитация чувств с безопасным софтом), что-то от фантастической мелодрамы Спайка Джонса «Она», где Хоакин Феникс сыграл влюбленного в компьютерную программу, а Скарлетт Йоханссон своим эротичным голосом эту программу озвучила.

К тому же «Зои» во многом рифмуется с предыдущей работой Доримуса – антиутопией «Равные», которую критики в свое время тоже обвинили во вторичности (в частности, в копировании «Эквилибриума»). История «Равных» разворачивалась в мире будущего, где люди перестали чувствовать и где эмпатия и любовь стали считаться неизлечимой болезнью вроде СПИДа или рака. Если в «Равных» безэмоциональные люди были похожи на машины, то в «Зои» наоборот, эмоциональные машины похожи на людей. Если в «Равных» любовь была болезнью, то в «Зои» любовь – химический наркотик, под действием которого можно раз за разом переживать неповторимую первую влюбленность. По мнению Доримуса, человечество стремится упростить свое существование и обратить явление, суть и происхождение которого для него до сих пор остается загадкой, в нечто объяснимое и контролируемое: в недуг или наркозависимость.

Собственно, режиссер даже кульминацию дублирует. И в «Равных», и в «Зои» в самый сложный и напряженный момент между влюбленными происходит перипетия шекспировских Ромео и Джульетты, тот самый неловкий момент, когда он подумал, что она умерла, и решил заодно убить и себя, а она в действительности не умирала, а притворялась. Причем в обеих лентах смерть является не буквальной, физической, а образной, в смысле погибшего чувства. Или, впрочем, нет, таки буквальной в том случае, если смертью считать не механическое повреждение тела, а умирание мозга, памяти, характера, сущности, то есть всего того, что составляло «я»; эдакое подобие лоботомии, будь то инъекция, лишающая эмоций и превращающая в зомби, или перезагрузка и полное форматирование системы.

Почему «Зои» лучше «Равных»? Во-первых, благодаря Леа Сейду, которая в отличие от холодной Кристен Стюарт оживляет и наполняет теплокровными красками статичное и стерильное повествование. Во-вторых, «Зои» куда ближе к реальности, несмотря на наличие нереальных роботов. Если изъять из сюжета фантастическую составляющую, получится вполне понятная и приземленная иллюстрация действительности: любовь и отношения – это всегда сомнение, которого мы, люди, боимся и поэтому предпочитаем случайную близость под скоротечным действием допинга (наркотика, алкоголя), предпочитаем иллюзию любви вместо реального чувства.

И кстати, здесь небезынтересный персонаж Тео Джеймса – машина, которая осознает свою неспособность быть человеком, но при этом ведет себя максимально по-человечески (собственно, в этой истории даже бывшая жена ведет себя чересчур по-человечески, что уж говорить о роботе). Он – неприкаянное «божье» творение, обреченное на страдание от безответной любви и одиночества. Созданный непонятно зачем, существующий непонятно зачем, он является жертвой безответственности творца, который дал жизнь, но не дал цель и смысл.

Коул стремится создать идеальную половинку, которая будет любить безоговорочно и никогда в своем чувстве не засомневается. Но сам герой мучится именно из-за сомнений и этой неуверенностью в своем партнере все портит, портит отношения, которые кажутся безупречными. Это как если бы Бог вдруг полюбил одно из своих творений – Еву, которую создал из ребра Адама. Но после засомневался бы в подлинности объекта своей симпатии. Смог бы Господь в конце концов увидеть в Еве настоящую женщину? Или всегда видел бы в ней только… ребро?..

Анастасия Лях

Zoe

превью

Zoe

Zoe

Zoe

Zoe

Zoe

Zoe

Зои (Zoe)

2018, США

Продюсеры: Дрейк Доримус, Ричард Джордж, Майкл А. Прусс

Режиссер: Дрейк Доримус

Сценарий: Ричард Гринберг

В ролях: Юэн МакГрегор, Леа Сейду, Тео Джеймс, Рашида Джонс, Кристина Агилера, Миранда Отто, Мэттью Грей Габлер

Оператор: Джон Галесериан

Композитор: Дэн Ромер

Длительность: 104 минуты/ 01:44

Comments are closed.