kinowar.com | Золотая перчатка (Der goldene Handschuh)
kinowar.com

Золотая перчатка (Der goldene Handschuh)

Секундочку...

Эта история одного серийного маньяка, основанная на шокирующих реальных событиях, для большинства зрителей наверняка окажется неприемлемой. Но для тех немногих, кто высидит до конца и оценит ее по достоинству, «Золотая перчатка», возможно, станет одним из самых ярких киновпечатлений в жизни.

Украинская премьера фильма состоялась в рамках 10-го Одесского кинофестиваля.

Действие разворачивается в ФРГ, а именно в Гамбурге, в 1970-х годах. В то время как за стеной Восточная Германия продолжает активно осовечиваться и блекнуть, Западная Германия купается в токсичных красках «морального разложения». Уже не молодой, но еще не старый Фриц Хонка, бездетный и неженатый, работает на стройке, а по вечерам регулярно захаживает в душный колоритный кабак под названием «Золотая рукавичка», что неподалеку от улицы Красных фонарей и где, кажется, собираются все отчаянные и безнадежные неудачники города, все его социальное дно: пьяницы, проститутки, социопаты, бездельники, бездомные, попрошайки, насобиравшие горсть монет на рюмку шнапса, покалеченные войной и поствоенной жизнью бывшие нацисты.

Хонка, мягко говоря, не отличается ни внешней, ни внутренней привлекательностью. Так что редки и праздничны те одиночные случаи, когда ему удается покинуть наливайку в компании дамы, чтобы продолжить вечер в его не менее удушливом холостяцком логове. Там Фриц сходу перестает любезничать: насилует, душит, а затем расчленяет своих кабацких безымянных подружек.

Собственно, фильм начинается с яростной бессловесной сцены, полной малоприятных звуков панической возни, шуршания, тяжелого пыхтения, в которой главный герой рядовым поздним вечером пытается стащить вниз по лестнице многоквартирного дома завернутое в тряпки тело. Ему это не удается (из соседской квартиры на шум выглядывает ребенок). И тогда к Фрицу приходит мысль поделить труп на куски. В итоге ему удается избавиться, засунув фрагменты в чемодан, лишь от конечностей, а туловище приходится спрятать в своей же квартире, в тайной каморке за маленькой дверью в стене.

В это сложно поверить, но «Золотую перчатку» снял Фатих Акин, титулованный немецкий постановщик турецкого происхождения, известный в первую очередь удостоенной берлинского «Золотого медведя» иммигрантской драмой «Головой о стену», главную роль в которой исполнила бывшая порноактриса Сибель Кекилли (проститутка Шая из «Игры престолов»), и драматическим триллером про этническую ненависть и оправданную месть «На пределе», принесшим каннскую награду актрисе Дайан Крюгер. История серийного убийцы и тематически, и стилистически напрочь выбивается из всего предыдущего творчества Фатиха Акина, и тем вызывает еще больший интерес. Скорее, ее мог экранизировать какой-нибудь скандинав, эдакий причудливый режиссер-гибрид шведа Роя Андерссона и датчанина Ларса фон Триера (впрочем, «Дом, который построил Джек» в сравнении с «Золотой перчаткой» покажется безобидным детским стихотворением Маршака).

Да, кинематографист смакует отвратительность и упивается ею. Любящей мастерской рукой живописца он вырисовывает фигуры и антураж этого смелого и вызывающего произведения, настолько сочного, что сок течет обильными струями по рукам. Декорации и персонажи соревнуются между собой в насыщенности и экспрессии, в смачности и концентрации ароматов. Большая часть сцен происходит либо в «Золотой перчатке», либо в квартире героя. То есть из тесного смрадного трактира, наполненного дымом, испарениями спирта, потными и обрюзгшими престарелыми шалавами и их непривередливыми хмельными ухажерами, у которых на помоложе и на покрасивее нету денег, очумелый зритель переносится в еще более тесное и еще более смрадное жилище Хонки, стены которого плотно завешаны выцветшими вырезками из порножурналов, а диван заставлен жуткими (в данных обстоятельствах) куклами в аккуратных целомудренных платьицах.

Сам Хонка – омерзительный беззубый горбун с редкими сальными волосенками, раздутым асимметричным поломанным носом, коричневыми и бугристыми грибковыми ногтями, вдобавок ко всему страдающий экзотропией (расходящимся косоглазием) и заработавший на стройке цементную экзему (при этом за нарочито уродливым гримом скрывается фактурный красавчик Йонас Дасслер).

Доводя до совершенства детализированную эстетику тошнотворного уродства практически всего, что попадает в кадр (показанное на экране настолько ужасающе, противно и гадко, что даже красиво… нет, абсолютно серьезно, чертовски красиво с художественной точки зрения), Фатих Акин не забывает о душе своего экстраординарного антигероя. Нет, он вовсе не просит зрителя испытывать к Фрицу сочувствие и жалость (хотя персонаж вполне заслуживает как минимум толику уважения за попытку «завязать»), но предлагает заглянуть в удушливый мирок его несбыточных желаний. Ведь этот квазимодо, как и любой мужчина, хотел бы заполучать юных большеглазых красоток с нежной кожей и пухлыми губами, но вынужден довольствоваться согласием исключительно тех женщин (которых и женщинами-то уже сложно назвать), что пали так низко и необратимо, что им просто-напросто нечего терять и глупо и бессмысленно, что называется, «перебирать харчами», для которых безобразный горбун – подарок безнадежного вечера.

При этом даже очень и очень страшные и бывалые шалманщицы, продающиеся за несколько пфеннигов, не хотят идти с Фрицем, бросая вслух, что «он слишком страшный». Так что герою приходится соглашаться на тех, что еще страшнее, чем очень страшные. А воображение тем временем рисует райские картинки с участием ангельской и одновременно похотливой голубоглазой блондинки, которой Фриц случайно дал подкурить у кафетерия и которой с тех пор грезит в своих извращенных фантазиях, представляя красавицу в окружении аппетитных колбас, сосисок и мясных рулетов.

Досмотреть «Золотую перчатку» до конца непременно поможет чувство юмора, которое определенно есть у режиссера и которое просто обязано быть у публики, что решится испытать свою киноманскую стойкость. Ну, к примеру, сцена, в которой Хонка открывает каморку, заваленную частями тел, от которых бьет в нос едкая, разъедающая, несносная вонь (этот запах герой объясняет своим гостьям анекдотичной фразой «это соседи снизу, греки, все время что-то кухарят»), и забрасывает в открытую дверь освежители воздуха для автомобильных салонов, должна не только ужаснуть, но и вызвать здоровую улыбку. И за эту улыбку вас никто не осудит.

До самых финальных титров фильм Акина представляется портретом в жанре гротескного, гиперболизированного натурализма. Пока воспоследовавшие за занавесом документальные фото из полицейского досье не доказывают, что режиссер предельно тщательно следовал фактам… Получается, гиперболизировано вовсе не искусство, а сама реальность, ужасы которой мы часто склонны приуменьшать, тщетно надеясь, что зло не так отвратительно, как кажется.

Анастасия Лях

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

Der goldene Handschuh

превью

Золотая перчатка (Der goldene Handschuh)

2019 год, Германия/ Франция

Продюсеры: Фатих Акин, Нархан Шекерджи-Порст

Режиссер: Фатих Акин

Сценарий: Фатих Акин, Хайнц Штрунк

В ролях: Йонас Дасслер, Маргарете Тизель, Катя Штудт, Адам Боусдукс, Марк Хоземанн, Мартина Эйтнер

Оператор: Райнер Клаусманн

Композитор: FM Einheit

Длительность: 110 минут/ 01:50

Секундочку...

Комментарии