Хорошее кино — kinowar.com — Киновар | Магазинные воришки (Manbiki kazoku)
Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Магазинные воришки (Manbiki kazoku)

Секундочку...

Эта очень простая на первый взгляд семейно-бытовая история получила в Каннах «Золотую пальмовую ветвь», а после оказалась в числе номинантов на «Оскар» в иностранной категории. Правда, американскую статуэтку японская лента не получила: награда согласно всем прогнозам досталась черно-белому «Риму» мексиканца Альфонсо Куарона. Хотя в фильме Хирокадзу Корээда куда больше эмоций, гораздо увлекательнее история с почти шокирующим твистом в финале и уж точно любопытнее и резонанснее проблематика, которая найдет отклик в сердце любого зрителя с любой точки планеты. Единственное – здесь не столь роскошная режиссура в сравнении с «Римом»: простая, консервативная, непретенциозная. Но, согласитесь, для рядового зрителя сильные эмоции и необычная интересная история определенно важнее, чем изыски стиля и мизансцен. В случае с «Магазинными воришками» очень хочется быть рядовым зрителем, а не критиком.

Действие разворачивается в одном из небогатых районов богатого Токио. В центре повествования – большая дружная семья, которая… немножко подворовывает. А что делать? Денег ведь не хватает. Семья состоит из бабушки, отца (сына бабушки), матери (жены отца, невестки бабушки), сестры жены и мальчика-подростка (внука бабушки, сына отца и матери). Бабушка получает неплохую пенсию, и все на эту пенсию молятся. Отец работает на стройке, но зарабатывает скромные гроши, еще и однажды ломает на работе ногу. Мать трудится в химчистке, но из-за сокращений ее смены постоянно урезают, а следовательно меньше платят. Сестра подрабатывает в пип-шоу (это примерно то же самое, что стриптиз, но более целомудренное и через стекло кабинки).

Словом, ленивых и безработных нет, но финансы поют романсы. Так что отец с мальчиком периодически воруют по мелочам в супермаркетах: рис, лапшу, чипсы… И наворованное добро приносят домой, где делят между всеми поровну. Они не богаты, но счастливы и, повторюсь, дружны. Никаких ссор, никаких криков, исключительно взаимные уважение и теплота, и лишь немного безобидных шуток в адрес друг друга. Но однажды, возвращаясь домой, отец видит маленькую голодную девочку и решает ее накормить. Приводит домой, усаживает за общий стол, насыпает еды. Мать говорит: «Поест – и сразу отведем ее обратно». Ведут обратно, но у дома девочки слышат ругань двух взрослых, которые громко кричат, упрекают друг друга и говорят о ребенке, говорят, что он им не нужен и только в тягость. А еще выясняется, что у девочки ожоги и синяки, что похоже на домашнее насилие. Добрые отец и мать, не в силах оставить дитя у законных, но плохих родителей, снова ведут ее к себе и оставляют насовсем. А позже по телевизору в новостях передают о пропаже ребенка и возможном похищении…

Теперь давайте возьмем условные обозначения наших героев в кавычки: «бабушка», «отец», «мать», «сестра», «сын», «дочка». Почему в кавычки? Потому что это не более, чем просто социальные роли, навязанные неидеальной системой общественных ценностей и общественных порядков. Быть матерью (отцом, бабушкой, дедушкой, сыном, дочерью, сестрой, братом) по статусу и по сути – далеко не одно и то же. Мать, которой наплевать на ребенка, остается матерью по статусу, но не является ею по сути. Как и отец, который бьет и издевается над ребенком. Как и сын, не желающий знать родителей и живущий своей обособленной жизнью. Как брат и сестра, связанные кровью, но не связанные ни общими интересами, ни теплым общением, ни взаимовыручкой.

Корээда постепенно подводит зрителя к главному сюжетному повороту, всю дорогу побрасывая подсказки. Так что внимательная и прозорливая публика разгадывает подвох задолго до разоблачения. Сперва задается вопросом: почему бабушку «бабушкой» называет не только внук, но и сын, и невестка, и сестра невестки? Если речь о родственных связях, а не о прозвище. Ну а что? «Бабушка» вполне может быть кличкой пожилой предводительницы банды… «Иногда лучше не быть связанными кровью. Да ведь, бабушка?» — говорит «невестка».

А что тогда связывает людей, если не кровные узы? Деньги? Как бы цинично это ни звучало, но да, деньги – действительно мощная скрепа. Но вместе с тем и коварная. Что еще? Быть может, свобода? Свобода выбора и отсутствие навязанных системой обязательств?..

Со стороны, если не вникать в детали, мотивацию, характеры и истинное положение вещей, действия главных героев действительно похожи на киднеппинг. Тут, кстати, можно провести параллель с дебютной режиссерской работой Бена Аффлека «Прощай, детка, прощай», где пропавшая девочка в итоге оказалась у людей, которые любят ее больше родной матери и лучше о ней заботятся, но герой Кейси Аффлека, частный детектив, посчитал своим долгом поступить по закону, а не по совести, «как надо» и «как правильно», а не во благо ребенка. Но только «Магазинные воришки» рассматривают ту же проблему в более глобальной социальной плоскости.

Хирокадзу Корээда, по сути, предлагает анархизм, но не разрушающий, а созидающий, который современное общество не способно понять и принять. Он отрицает не только биологические, генетические связи. В таком случае его взгляд на семью не был бы столь новаторским: существуют же приемные родители и усыновленные дети, духовная нить между которыми сильнее физической пуповины. Корээда вместе с кровными скрепами отвергает и ту «родственность», что одобрена и задокументирована государственным аппаратом. Отвергает усыновление, брачный союз, опекунство, попечительство… Он ратует за абсолютную свободу выбора. Или если не ратует, то как минимум задается вопросом: отрицательна или положительна такая утопическая модель, в которой члены свободного общества выбирают не только возлюбленных, но и детей, родителей, бабушек, дедушек, сестер и братьев. Выбирают одним только желанием и симпатией и не проходят через бюрократическую волокиту, не обивают пороги, не подписывают стопки бумаг.

В больницах к больным, что находятся в тяжелом состоянии, по регламенту допускаются только родственники. Но что если родственник не особо-то любит больного и пришел лишь потому, что так надо? А посетитель, родней не являющийся, любит всем сердцем?..

Герои «Магазинных воришек» живут как хочется, живут по собственному желанию, живут счастливо. И по большому счету не причиняют вреда другим. Ведь они не обворовывают людей, они воруют лишь из магазинов, то есть обманывают систему, но не ближнего, не кого-то конкретного, не лезут в частный карман. Или все же они – преступники: воры и похитители, приживалы и беглецы от закона, и должны ответить за причиненное «зло»?.. И любовь – не оправдание. Равно как нелюбовь – не преступление. Такие чужие друг другу близкие люди. И такие близкие те, что друг другу никто.

Анастасия Лях

превью

Manbiki kazoku

Manbiki kazoku

Manbiki kazoku

Manbiki kazoku

Manbiki kazoku

Manbiki kazoku

Manbiki kazoku

Магазинные воришки (Manbiki kazoku)

2018 год, Япония

Продюсеры: Хирокадзу Корээда, Каору Мацудзаки, Хидзири Тагути

Режиссер: Хирокадзу Корээда

Сценарий: Хирокадзу Корээда

В ролях: Рири Фрэнки, Сакура Андо, Маю Мацуока, Дзё Каири, Мию Сасаки, Кирин Кики, Сосукэ Икэмацу, Наото Огата

Оператор: Рюто Кондо

Композитор: Харуоми Хосоно

Длительность: 120 минут/ 02:00

Секундочку...

Комментарии