kinowar.com | Приди ко мне (The Other Lamb)
kinowar.com

Приди ко мне (The Other Lamb)

Секундочку...

Этот антирелигиозный и антипатриархальный драматический триллер с элементами хоррора сняла титулованная польская постановщица Малгожата Шумовская, но по сценарию австралийской сценаристки и с участием британских актеров. Дико атмосферный, живописный, жуткий, умный, красивый, актуальный, жесткий, метафоричный – это все о нем, об этом фильме, мировая премьера которого состоялась на прошлогоднем кинофестивале в Торонто.

На экране появляются две юные девушки на фоне стремительно падающего, бурлящего водопада. На них надеты одинаковые синие платья, аскетичные, глухо застегнутые. В отличие от свободных потоков воды, несущихся без всякого сдерживания, обуздания и усмирения, длинные волосы девушек заплетены в тугие косы и подвязаны в целомудренный, строгий венец аки терновый венок. Вскоре мы узнаем, что девушки являются членами пуританской религиозной общины, обосновавшейся в густых лесах девственной и дикой природы, вдали от городов и людей. Все члены общины – женщины, девушки, девочки, разделенные на жен и дочерей, что безропотно слушают, служат и поклоняются лидеру-пастырю (по-библейски длинно заросший Михиль Хаусман, он же Даарио Нахарис из «Игры престолов»), единственному мужчине в этом сестринстве, что совмещает образы альфа-самца, быка-осеменителя и нового мессии, нового Иисуса Христа, ведущего свою паству в заветный Эдем.

Питается община собственным овечьим стадом, в котором есть овцы, ягнята и один-единственный баран, что, естественно, аллегорически отражает жизнеустройство самой секты. Когда ягненку пускают кровь, он становится ужином. Когда кровь начинает идти у одной из дочерей, та становится новой женой, новым «ужином» ненасытного пастыря. Дочери плавно становятся женами, жены снова рожают дочерей, которые снова становятся женами… Вопрос: куда деваются новорожденные мальчики и состарившиеся супруги? (ответ сценаристка дает ближе к финалу).

Оригинальное название «The Other Lamb» дословно переводится как «Другой ягненок» или «Другой агнец». «Приди ко мне…» — строчка из молитвы, которую хором читают соединившиеся в экстазном трансе дочери: «Приди ко мне, мой пастырь! Наполни меня! Будь во мне глубже, чем когда-либо!». Название можно трактовать по-разному. С одной стороны, «другой агнец» — это другой Иисус, другая сторона Иисуса или альтернативная версия Нового Завета. С другой стороны, «другой ягненок» — это буквально другой ягненок; ягненок, отличный от прочих ягнят; паршивая овца, «портящая» стадо или, скорее, стадность (в английском это выражение звучит как black sheep, то есть черная овца, единственная среди белых).

Паршивой овцой оказывается юная Села, у которой вот-вот должна пойти первая кровь (ее играет восемнадцатилетняя Рэффи Кэссиди, которую мы видели в фильмах «Вокс люкс» и «Убийство священного оленя»). Поначалу девушка кажется одной из самых преданных и верных проповеднику послушниц, что жадно ловит каждый его взгляд и слово, внемлет речам, широко раскрыв большие синие наивные глаза. Но постепенно Села, наслушавшись от «изгнанной жены» (Денис Гоф из байопика «Колетт») сладких фраз о неведомой, но столь притягательной свободе, заражается инакомыслием и диссидентством, ересью и эмансипацией.

Смотрите легально на MEGOGO

К слову, Села – иудейское имя библейского происхождения, известное из Псалмов (то есть из Ветхого Завета). И в библейском контексте оно имеет два значения, которые, как ни странно, отчасти противоречат друг другу: первое – «восхвалять», второе – «замолкать и размышлять над только что сказанным». Героиня Рэффи Кэссиди поначалу слепо и бездумно превозносит, восславляет пастыря. Но затем приостанавливается, замолкает, выдерживает паузу и начинает думать. А женщина, которая начинает думать, рано или поздно захочет прав, свобод и независимости от мужчины.

Польская постановщица и сценаристка Малгожата Шумовская – многократная участница и призерша Берлинского кинофестиваля, где ее фильмы «Во имя», «Тело» и «Рыло» удостаивались самых престижных наград (премии «Тедди», вручаемой картинам на ЛГБТ-тематику; «Серебряного медведя» за лучшую режиссуру и Большого приза жюри соответственно). «Тело» было басней о телесной деформации, в которой поднималась проблема анорексии. «Рыло» — басней о лицевой деформации, где посредством внешнего уродства поднималась тема морального уродства и свинства провинциальщины. А вот драма 2013 года «Во имя» как раз затрагивала церковь и религию: в ней рассказывалось о деревенском священнике, который начинает симпатизировать местному юноше и осознает, что священнослужительство было в действительности тщетной попыткой подавить гомосексуальность.

И там, и здесь Шумовская говорит о том, что религия – это ложь, завеса, ширма, способ что-либо скрыть или придать чему-либо чинный вид. В «Другом агнце» религия показана как способ узаконить, канонизировать патриархат, сексизм, мизогинию, мужское доминирование.

Любопытно, что ни время действия, ни местность никоим образом не распознаются. Община вполне может принадлежать как девятнадцатому веку, так и двадцать первому, а то и вовсе средним векам. И лишь когда в лесу появляется полицейская машина, очевидно, что перед нами современность, в которой затерялся островок темного средневековья. Также примечательно, что камера часто снимает снизу вверх, как бы от лица героини и других женщин, что смотрят снизу вверх на пастыря, подчеркивая таким образом подчинение и поклонение.

Конечно, прослеживаются влияния и отзвуки других картин. Тут и «Антихрист» фон Триера, и фолк-хоррор «Ведьма» с Аней Тейлор-Джой (в особенности пересекаются сцены, где Аня взаимодействует с черным козлом, а Рэффи Кэссиди – с рябым бараном), и феминистский вестерн «Преисподняя», где немая героиня Дакоты Фаннинг противостоит адскому проповеднику в исполнении Гая Пирса. Но визионерское мастерство Шумовской так или иначе окутывает неновую историю в оригинальный, самобытный, магический туман.

В «Преисподней», к слову, мы наблюдали героиню Кэрис ван Хаутен из все той же «Игры престолов» в наморднике, символизирующем стремление мужчин заткнуть женщинам рот буквально и фигурально. В «Другом агнце» пастырь засовывает своей пастве пальцы в рот, пытаясь опять же заткнуть, то есть символически опять-таки лишить «овец» голоса. Но паршивая овца на то и паршивая, чтобы однажды начать бодаться.

Анастасия Лях

превью

Приди ко мне (The Other Lamb)

2019 год, Ирландия/ Бельгия/ США

Продюсеры: Мари Сесиль Гаде, Джулия Годзинская, Дэвид Ланкастер, Тристан Линч, Ифа О’Салливан, Адриан Политовский, Уилл Нортон

Режиссер: Малгожата Шумовская

Сценарий: Си Эс МакМаллен

В ролях: Рэффи Кэссиди, Михиль Хаусман, Денис Гоф, Келли Кэмпбелл, Шарлотт Мур, Ив Конноли, Изабель Конноли, Джейн Херберт, Ирэн Келлехер, Зара Девлин, Мэллори Адамс, Эйбл Коули, Дэвид Фаваз, Джульетт Кросби

Оператор: Михал Энглерт

Композиторы: Павел Мыкетын, Рафаэль Лелуп

Длительность: 97 минут/ 01:37

Секундочку...

Комментарии