Хорошее кино — kinowar.com — Киновар | Призрачная нить (Phantom Thread)
Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Призрачная нить (Phantom Thread)

Секундочку...

Это, наверное, самое авторское, самое нестандартное и самое неожиданное кино независимого американского мэтра Пола Томаса Андерсона, даже с учетом «Магнолии». Кино от кутюр. Мелодраматический фэшн-триллер с элементами черной комедии. И это очень красивый и изысканный фильм.

Украинским зрителям картину показали в рамках программы фестиваля американского кино «Независимость».

Действие разворачивается в Лондоне 50-х. Представительный модный дом Вудкок обшивает миллионерш, светских львиц и представительниц королевских семей. Домом управляет модельер Рейнольдс Вудкок и его сестра Сирил – чопорные аристократичные англичане, педантичные перфекционисты и заядлые трудоголики. Рейнольдс всецело посвящен работе, одержим работой и относится к своим платьям куда лучше, чем к своим женщинам. Музы в жизни кутюрье появляются и исчезают, толстеют, просто надоедают со временем, начинают раздражать одним только своим присутствием или хрустом тоста во время завтрака. Несменными остаются только восхитительные наряды и Сирил – одинокая старая дева, трезвая и циничная, осознанно посвятившая себя брату, его страсти и его капризам.

Но однажды Вудкок встречает молодую официантку Альму и увлекается ее неидеальной, но чистой, естественной красотой. И приводит ее, скромную, простую, немного запуганную, в свой дом, вводит в свой круг. Говорит, что давно искал именно ее… Но вскоре история повторяется, и постоянная близость Альмы начинает сводить героя с ума. Теперь каждый ее жест, каждое слово, каждый скребок чайной ложкой по стеклянному днищу баночки с джемом – будто скольжение пилы по натянутым нервам. Рейнольдс взбешен от того, что привычный порядок вещей в его безупречно налаженной холостяцкой жизни грубо нарушен. Но Альма, оказавшаяся не такой уж овечкой-простачкой, не сдается и пытается найти ключ, отмыкающий глухо запертое сердце возлюбленного. И ее методы весьма радикальны, но действенны.

Критики сравнили «Призрачную нить» с оскароносной «Ребеккой» Альфреда Хичкока – одной из лучших (если не лучшей) режиссерских работ в карьере мастера саспенса. Действительно появление Альмы в доме Рейнольдса Вудкока напоминает появление безымянной героини Джоан Фонтейн в поместье Максимилиана де Винтера. Враждебное и пренебрежительное отношение к «новенькой» строгой Сирил отчасти созвучно с поведением демонической экономки миссис Денверс. И Альме, которая грезит стать миссис Вудкок, тоже приходится иметь дело с навязчивыми призраками прошлого ее любимого, как и новоиспеченной миссис де Винтер.

Но еще «Призрачная нить» напоминает «Аномализу» Чарли Кауфмана, особенно в том месте, где тонкий слух героя начинает безумствовать от бытовых элементарных звуков, воспроизводимых «любимой» женщиной, на которые раньше не обращал никакого внимания (в анимации влюбившийся протагонист ближе к финалу слышит, как отвратительно объект его недавних восторгов и страсти стучит по зубам вилкой во время еды, ну или что-то в этом роде, то есть происходит наглядная фиксация переломного момента, когда окрыленность улетучивается и остаются сухая досада и сплошной дискомфорт).

Сирил и Рейнольдс пугающе одинаковы в своей надменности и отсутствии чуткости. «У тебя идеальная фигура. Он любит, кода выпирает животик», — говорит Альме Сирил. А в другой сцене примерно то же самое говорит Рейнольдс: «У тебя нет груди. Моя задача – ее сделать». Эту неделикатную прямолинейность, конечно, можно принять за «профессиональное», но модельер и в дальнейшем неосознанно принижает Альму, не будучи в состоянии поступиться своим эго, разросшимся до размеров пышной свадебной юбки. Впрочем, тревожный звоночек сигналит о неадекватности еще во время знакомства, когда Вудкок признается, что зашил в подкладку своего пиджака прядь маминых волос. К мужчине, нездорово привязанном к матери, действительно применимы исключительно радикальные методы. И то не факт, что сработает.

«Сырные тосты, яйцо пашот, несильно жидкое, бекон, сливки, джем, но только не клубничный, и какие-нибудь сосиски…» (на английском это звучит куда эротичнее с акцентом на «cream», «not strawberry» и «some sausages»). Герой Дэниэла Дэй-Льюиса, отличающегося исключительно благородной и скульптурной возрастной мужской красотой, делает заказ так, будто расстегивает многослойное платье на теле прекрасной девушки, крючок за крючком, добираясь до самой трепетной сути.

Зернистость изображения подчеркивает винтажность и старомодность «Призрачной нити», которая резко выбивается из любого современного кинотеатрального репертуара, даже самого что ни на есть артхаусного. Неслучайно временем действия режиссер выбирает именно 50-е – единственную эпоху ХХ века, когда женское платье было абсолютным и неприкосновенным эстетическим культом: всегда элегантное, всегда женственное, всегда подчеркивающее рельефные изгибы и формы и далеко не всегда удобное.

Платье в картине Пола Томаса Андерсона – футляр, метафора внешней брони, твердой оболочки, панциря, за которым скрывается истинная сущность, душа человека, если хотите; то, что стоит за показными условностями. И пробить эту броню в некоторых особо тяжелых случаях очень непросто. Но можно.

Анастасия Лях

Phantom Thread

Phantom Thread

Phantom Thread

Phantom Thread

Phantom Thread

Phantom Thread

Phantom Thread

Phantom Thread

Phantom Thread

Phantom Thread

Призрачная нить (Phantom Thread)

2017 год, США

Продюсеры: Пол Томас Андерсон, Меган Эллисон, Дэниэл Лупи, Джоанн Селлар

Режиссер: Пол Томас Андерсон

Сценарий: Пол Томас Андерсон

В ролях: Дэниэл Дэй-Льюис, Вики Крипс, Лесли Мэнвилл, Джина МакКи, Камилла Ратерфорд, Хэрриет Сэнсом Харрис, Брайан Глисон

Оператор: Пол Томас Андерсон

Композитор: Джонни Гринвуд

Длительность: 130 минут/ 02:10

Секундочку...

Комментарии