kinowar.com | Сирота Бруклин (Motherless Brooklyn)
kinowar.com

Сирота Бруклин (Motherless Brooklyn)

Секундочку...

Эдвард Нортон – замечательный актер и вполне толковый режиссер, как показывает практика. Но и в кадре, и за кадром появляется крайне редко. Дело в том, что никто не хочет с ним работать. Режиссеры не хотят его снимать, а продюсеры не хотят вкладывать деньги в его проекты. Потому что Нортон – человек сложный и даже, как говорят очевидцы, сталкивающиеся с ним на площадке, невыносимый.

Нортон – алкоголик. К тому же запойный. И если запой таки случается – все, что называется, прячьтесь по норам. Актер ведет себя как базарная скандалистка и невропатическая истеричка. К тому же Нортон считает себя чертовски умным (а он правда умен), более того умнее всех прочих, и поэтому любой сценарий норовит переписать таким образом, чтобы его партия звучала как можно выгоднее на фоне остальных.

Однако при всем при этом свою работу (и перед камерой, и за ней) Эдвард Нортон, если судить по конечному результату, выполняет на отлично. И «Сирота Бруклин», его режиссерский, актерский, сценарный и продюсерский проект, — тому еще одно подтверждение.

Это детективно-политический неонуар, действие которого разворачивается в 1950-х годах в Нью-Йорке, ясное дело (о чем говорит не только название, но и изображение знаменитого Бруклинского моста на постере). Рассказ ведется от первого лица – парня по прозвищу Бруклин, выросшего в сиротском приюте и с детства страдающего загадочным нервным расстройством, название которого ему никто не сообщил: часть его мозга будто живет самостоятельной жизнью и заставляет бедолагу выкрикивать мысли, которые ему чужды, и контролировать этот словесный поток он никоим образом не способен. Вдобавок у него нервный тик и нерегулируемая необходимость постоянно что-нибудь теребить, подергивать, расковыривать, как расковыривают едва покрывшуюся коркой ранку.

Так во вступительной сцене Бруклин, работающий в детективном агентстве под крылом доброго Фрэнка, забравшего его к себе в контору прямиком из детдома, испоганивает из-за своей дурацкой привычки новый свитер, который теперь можно потянуть за нитку и смотать в клубок. А нервничает Бруклин потому, что Фрэнк задумал провернуть какое-то дельце, о котором никому из помощников ничего не сказал, и это дельце явно плохо пахнет. И чутье Бруклина не подводит: в его друга и наставника Фрэнка кто-то стреляет. Но перед смертью глава частной сыскной конторы, определенно вынюхавший что-то серьезное про серьезных людей, успевает прошептать Бруклину невнятный набор букв.

И именно этот надоедливый, неотступный зуд, которым страдает не только плоть Бруклина, но и его мозг, поспособствует раскрытию глобального заговора. И убийство Фрэнка парень расковыряет с таким же усердием, с каким расковырял бы заживающую ссадину.

С одной стороны, перед нами все известные элементы неонуарного детектива. Главный герой – частный детектив из сыскного агентства в плаще и шляпе, как и положено. Все нити его расследования ведут к красивой женщине – la femme fatale. А главный антагонист, как и бывает часто именно в неонуарах вроде «Китайского квартала» и «Секретов Лос-Анджелеса», а не в классических нуарах 40-х, стоит не за одним преступлением, а за целой коррупционной сетью, пустившей цепкую паутину по всем артериям мегаполиса, и он – не гангстер, а представитель правящей элиты, машущий электорату «чистенькой» рукой с трибуны.

С другой стороны, Нортон остроумно перекраивает шаблоны. Главный герой – частный детектив из сыскного агентства с психопатическим расстройством, который сражает окружающих не брутальной харизмой Хамфри Богарта, а неловкими выходками вроде экранных шалостей Джима Керри (Бруклин – такой же изгой общества, как сам Нортон – изгой Голливуда, а его живущий двумя параллельными жизнями мозг заставляет вспомнить триллер «Первобытный страх», где Нортон изображал раздвоение личности). Его шляпа – заимствованный аксессуар детектива, доставшийся от почившего Фрэнка. А его роковая дама – вовсе не женщина-вамп, а общественная активистка.

Глубоко и сочно прописанные образы, как центральные, так и второстепенные, воплощены сплошь узнаваемыми и выразительными артистами: Уиллемом Дефо, Алеком Болдуином, Брюсом Уиллисом (и хотя его героя убивают в первые десять минут, «призрак» Фрэнка всегда незримо стоит за спиной Бруклина и даже будто бы похлопывает того по плечу, когда удается дернуть за нужную нить), Бобби Каннавале, Итаном Сапли, телезвездой Далласом Робертсом…, а еще здесь можно увидеть нескольких звезд культового сериала «Прослушка», а именно Майкла Кеннета Уильямса, который играл Омара, и Роберта Уиздома, который играл майора Колвина.

Интрига «Сироты Бруклина» ведет не только к раскрытию убийства Фрэнка, не только к девушке, хранящей в себе тайну, о которой она и сама-то не знает; не только к разоблачению злодея. Она ведет в само сердце Нью-Йорка. И город, как и положено в нуарах и постнуарах, играет здесь самостоятельную партию, не фона, но действующего лица. И где, и что есть его сердце? Ряд архитектурных и туристических достопримечательностей вроде Бруклинского моста и Центрального парка, возведенных строительными магнатами? Или черные жители нью-йоркских «трущоб», от которых избавились так же, как столетием раньше избавились от неугодных индейцев?..

Анастасия Лях

Motherless Brooklyn

Motherless Brooklyn

Motherless Brooklyn

Motherless Brooklyn

Motherless Brooklyn

Motherless Brooklyn

Motherless Brooklyn

Motherless Brooklyn

превью

Сирота Бруклин (Motherless Brooklyn)

2019 год, США

Продюсеры: ‎ Майкл Бедерман, Билл Мильоре, Эдвард Нортон

Режиссер: Эдвард Нортон

Сценарий: Эдвард Нортон, Джонатан Летем

В ролях: Эдвард Нортон, Брюс Уиллис, Алек Болдуин, Уиллем Дефо, Гугу Мбата-Роу, Бобби Каннавале, Лесли Манн, Итан Сапли, Даллас Робертс, Майкл Кеннет Уильямс, Роберт Уиздом, Черри Джонс, Джош Пэйс

Оператор: Дик Поуп

Композитор: Крэйг Армстронг

Длительность: 144 минуты/ 02:24

Секундочку...

Комментарии