Хорошее кино — kinowar.com — Киновар | Транзит (Transit)
Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Транзит (Transit)

Секундочку...

Всем сбегающим и всем, кого что-то держит на месте и сбежать не дает, посвящается. 18 октября новым фильмом Кристиана Петцольда «Транзит» открылся традиционный украинский фестиваль «Новое немецкое кино».

Пожалуй, для лидера «берлинской киношколы» Петцольда «Транзит», поставленный по роману Анны Зегерс, — кино самое необычное в фильмографии, хотя и не самое лучшее. И в то же время полное созвучий с его предыдущими картинами.

Действие романа Анны Зегерс, написанного в 1944 году в изгнании, разворачивается во время фашистской оккупации. Немецкий сценарист и постановщик поступил с оригинальным произведением смело и крайне любопытно: оставил в сюжете фашистскую оккупацию, но перенес события в наши дни. Немцы захватили Париж, захватили Лион и движутся дальше, в старый портовый Марсель, один из важнейших транзитных и торговых центров Европы. Из Парижа в Марсель удается сбежать Георгу (его играет Франц Роговски, которого в прошлом году можно было видеть у Михаэля Ханеке в «Хэппи-энде», эдакая европейская версия Хоакина Феникса). В столице, захваченной нацистами и полной полицейских машин, устроивших облавы и «чистки», Георгу нужно было передать два письма известному писателю Вайделю, который планировал бегство в Мексику вместе с женой. Одно письмо – от издателя, второе – от супруги Мари. Однако в отельном номере Георг обнаруживает залитую кровью ванну: писатель покончил с собой, а также рукопись: последний роман Вайделя.

По пути в Марсель от гангрены умирает раненный друг Георга, которого в порту ждут жена и сын. Герой сообщает им прискорбное известие и прикипает симпатией к мальчишке, который надеется, что Георг приехал, чтобы стать ему новым папой. Но для Георга Марсель – лишь транзитный пункт. Скоро и здесь начнутся преследования, хаос, аресты, убийства… Нужно успеть на пароход, отплывающий к берегам свободной от фашистов Америки. Георг идет в консульство, где выстроилась нервная очередь из жаждущих сбежать за океан, и консул по ошибке принимает его за Вайделя. Что ж, прикинуться писателем – кажется, единственный шанс получить визу и заветный билет на корабль. Но на улицах Марселя Георг встречает красивую загадочную брюнетку, в элегантном плаще и изящных туфлях, которая призраком блуждает по городу, заходит в кафе, караулит у посольства, бродит у причала, все время ищет кого-то, кого найти для нее очень важно. И раз за разом почему-то путает Георга с тем, кого потеряла…

Очень странно, необычно и интересно наблюдать атмосферу нацистской Германии посреди современных декораций, современных автомобилей и современной одежды. К тому же вместо привычных мрака и холода, сопровождающих фильмы о нацистских преступлениях, здесь ярко светит солнце, воздух наполнен летним жаром и плещет морская волна. Очаровательный темнокожий мальчишка гоняет футбольный мяч, а поломанный радиоприемник, починенный умелыми руками, передает не новости о захвате новых территорий и количестве жертв, а песню, которую в детстве пела Георгу мама.

Петцольд искусно вплетает фашистскую тему в сегодняшнюю катастрофическую ситуацию с беженцами, наводнившими Европу, бегущими из адского кошмара на родине в якобы лучшую жизнь на чужбине.

Немецкий кинематографист не первый раз обращается к военной и послевоенной истории своей страны, и его снова интересует не сама война, а ее последствия и побочные эффекты. В «Барбаре» события разворачивались в 1980 году, в ГДР, и рассказывали о женщине-враче, которая собирается бежать на запад. В «Фениксе» действие происходило сразу же после окончания Второй мировой, в разрушенном Берлине, где красивая певица, жертва Холокоста, изуродованная концлагерями, воскресала из мертвых. Героиня первого фильма хотела бежать, но что-то ее удерживало в месте, которое было ей ненавистно. Героиня второго фильма вместо того, чтобы отправиться в Палестину, сознательно возвращалась в Берлин, вместо новой жизни с новым лицом мучительно возвращалась к старой… ее тоже что-то не отпускало. То же самое происходит и с персонажами «Транзита», которые по тем или иным причинам никак не могут покинуть Марсель: собирают и разбирают чемоданы, садятся в такси и на нем же возвращаются обратно, говорят «я уезжаю», но не уезжают. Потому что всех что-то (или кто-то) держит и никак не отпускает. Однако в «Транзите» Петцольд уже обращается не только в прошлое, но также в настоящее и будущее.

У «Транзита» гораздо больше общего с «Барбарой» и «Фениксом», чем кажется. Например, с первой новую работу Петцольда рифмует самопожертвование: и Барбара, и Георг отдают «билет в счастливую жизнь» другим, тем, кому этот билет якобы нужнее. С «Фениксом» же созвучных мотивов еще больше. Во-первых, молодая актриса Паула Бир (ранее мы ее видели в черно-белой антивоенной картине «Франц» Франсуа Озона) в образе Мари отчетливо напоминает зрелую Нину Хосс в образе певицы Нелли. И дело не только в похожих прическах, и не только в красной блузе Мари, которая рифмуется с красным платьем Нелли. Дело в том, что обе являются призраками, блуждающими по городу, который либо уже в руинах, либо будет в руинах вот-вот. Во-вторых, мотив закольцованной подмены, скрывающей двойное дно. В «Фениксе» Нелли становится другой женщиной, которой приходится изображать… Нелли, то есть саму себя. В «Транзите» Георг выдает себя за писателя, и Мари раз за разом обознается, пытаясь разглядеть в незнакомце того, кого потеряла и не может найти, и однажды даже будто бы ей это удается: удается принять подмену за подлинник. То есть в какой-то момент Георг будто и впрямь становится Вайделем. В то время как глупый и ослепленный муж Нелли принимает подлинник за подмену.

Тема альтернативной реальности или потенциальной реальности будущего, пересекающаяся с прошлым, вписывается в жанр нуара, вернее, в современную европейскую версию старомодного американского нуара. В частности, Петцольд впервые использует закадровый голос; в сюжете фигурирует писатель и его рукопись (писатель – второй по популярности персонаж нуара после частного детектива); планы героя нарушает появление загадочной красотки (ля фам фаталь); наконец герой исповедуется бармену, что тоже определенно в духе жанра.

К слову, не физическая, но психологическая невозможность уехать из пропащего места, которое поглощает некая чернота (будь то война, фашизм, радиация…) должна быть близка и украинскому зрителю. Как и тема изгнания: невозможности жить на родной территории. Такой вот извечный парадокс бытия: ни сбежать нельзя, ни остаться. Как говорит главный герой «Транзита»: «Здесь можно остаться лишь при условии предъявления доказательства, что вы оставаться здесь не намерены».

Анастасия Лях

Transit

Transit

Transit

Transit

Transit

превью

Transit

Transit

Транзит (Transit)

2018 год, Германия/ Франция

Продюсеры: Флориан Кернер фон Густорф, Антонин Деде

Режиссер: Кристиан Петцольд

Сценарий: Кристиан Петцольд, Анна Зегерс

В ролях: Франц Роговски, Паула Бир, Годехард Гиз, Лилиен Батман, Мариам Зари, Маттиас Брандт

Оператор: Ханс Фромм

Композитор: Стефан Уилл

Длительность: 101 минута/ 01:41

Секундочку...

Комментарии