kinowar.com | Цена правды (Гарет Джонс, Mr. Jones)
kinowar.com

Цена правды (Гарет Джонс, Mr. Jones)

Секундочку...

Рассказать всему миру о Голодоморе в Украине посредством кинематографа оказалось так же сложно, как в свое время британскому репортеру Гарету Джонсу рассказать об этих зверствах сталинского режима посредством журналистского слова. Джонсу затыкали рот и высмеивали за выдумку страшных сказочек про СССР. Это было в 1933 году, сразу же по его возвращении из Украины. А мировой кинематограф молчал почти что целое столетие. В то время как о Холокосте, геноциде евреев, вышли десятки картин, о Голодоморе, геноциде украинцев, не вышло ничего.

Первым фильмом, разоблачившим искусственно вызванный Сталиным голод в украинских селах, была лента Олеся Янчука «Голод-33», снятая на киностудии Довженко и вышедшая на экраны в 1991-м, в год украинской независимости. Она основывалась на повести Василя Барки «Желтый князь», которая считается первым произведением в мировой литературе, посвященным Голодомору (информацию об этой картине можно найти на англоязычной и украиноязычной википедиях, но не на русскоязычной, где такой странички не существует). У фильма не было никакой международной прокатной судьбы, а следовательно, никакой популяризации за пределами нашей страны, несмотря на то что главным историческим консультантом на проекте выступил американский журналист и глубокий исследователь темы Голодомора Джеймс Мэйс, выходец из Киево-Могилянской академии (помимо консультирования за кадром Мэйс предстал и непосредственно в кадре, исполнив эпизодическую роль просталинского американского журналиста британского происхождения Уолтера Дюранти, который врал всему миру про рай в Советском Союзе и отсутствие голода, однако в итоге его партия осталась на полу монтажной, то есть не вошла в окончательный вариант; в фильме Агнешки Холланд «Цена правды» роль Дюранти исполнил Питер Сарсгаард, но роль вовсе не эпизодическую, а одну из центральных).

Первой кинолентой о Голодоморе, вышедшей на мировой рынок, можно считать «Горькую жатву» 2017 года. То есть об истреблении советской властью украинского этноса заговорили, что называется, во весь голос и на весь мир только тогда, когда началось новое истребление украинского народа просоветской путинской властью. Но, к сожалению, «Горькая жатва», ведущие партии в которой исполнили британские актеры во главе с Максом Айронсом, оказалась типичной клюквой с акцентом на веночках с лентами и брошенным под ноги караваем, и это несмотря на то, что режиссером выступил канадский кинематографист с украинскими корнями по фамилии Менделюк (видимо, будучи сыном мигрантов, ничего, кроме венков/ вышиванок/ рушников/ караваев, он от своих родителей об украинской культуре не узнал). К тому же вместо страшных картин истощения, борьбы за хлебные крошки и каннибализма канадец кощунственно рассказал романтическую лав-стори на фоне Голодомора.

Польская постановщица Агнешка Холланд, много лет проработавшая в Голливуде и на американском телевидении (к слову, в ее фильмографии есть историческая драма 1985 года выпуска под названием «Горькая жатва», номинированная на «Оскар» в иностранной категории, но к Голодомору сюжет отношения не имеет), сняла куда более правдивый и убедительный фильм, чем Менделюк. И главное, ее «Цена правды» (в международном прокате Mr. Jones/ «Мистер Джонс») вышла далеко за рамки одного исторического события, одной национальной трагедии и одного героя.

Все ведущие роли опять же достались британским актерам. Гарета Джонса сыграл Джеймс Нортон из сериала «Гранчестер» (который по типажу созвучен с Максом Айронсом). Его романтический интерес сыграла звезда последней «Миссии невыполнимой» и последнего «Форсажа» (спин-оффа «Хоббс и Шоу») Ванесса Кирби (благо, здесь любовная линия проходит лишь краем, не затмевая суть, хотя без нее вполне можно было и совсем обойтись). Но самым ярким и исполнителем, и персонажем получился Сарсгаард в образе Дюранти, человека, отыгравшего ключевую роль в замалчивании Голодомора перед лицом мировой общественности (в 1932 году Дюранти получил Пулитцеровскую премию за освещение первой Сталинской пятилетки индустриализации СССР в серии журналистских очерков для The New York Times, в которых, если верить показанному на экране, безбожно врал о методах сталинского режима и выдавал за истину откровенную советскую пропаганду; именно Дюранти дискредитировал Гарета Джонса и заявления последнего о массовом голоде на украинской территории; и именно Дюранти оказал политическое влияние на тогдашнего президента США Франклина Рузвельта, официально признавшего государство Советский Союз и не подозревающего (хотя кто знает), что в этой стране люди истребляются миллионами, мрут как мухи без всякого художественного преувеличения; уже в нулевых, в наше время, Пулитцеровский комитет вынес на рассмотрение вопрос посмертного аннулирования премии, присужденной Дюранти в 1932-м, однако в итоге решил награду не отзывать, поскольку нет «ясных и убедительных доказательств преднамеренного обмана»).

На экране Гарет Джонс, эдакий классический молодой идеалист и максималист, родом из Уэльса, что неоднократно подчеркивается, несколько раз цитирует «Битву деревьев» (Cad Goddau), поэму из сборника средневековой валлийской поэзии под названием «Книга Талиесина» (постсоветскому человеку эта поэма знакома в качестве песни «Кад Годдо» группы «Аквариум», впервые прозвучавшей в 80-х). Он подчеркнуто представляется валлийцем, а не британцем, что, видимо, должно натолкнуть зрителей на параллели между стремлением Уэльса (равно как и Шотландии, и Ирландии) сохранить свою если не территориальную, то хотя бы культурную независимость от Англии и стремлением Украины сохранить независимость от России, и территориальную, и культурную, уже сегодня, в наши дни.

Примечательно, что повествование начинается не с Гарета Джонса и не с 1933 года, а с флэшфорварда, отсылающего нас, зрителей, на десятилетие вперед, то есть в 1943 год. Перед нами возникает человек за письменным столом и пишущей машинкой, размышляющий и создающий на бумаге художественное произведение. В этом человеке угадывается великий антиутопист Джордж Оруэлл за написанием «Скотного двора», острой сатиры на коммунистические идеалы, превратившиеся из утопии про равенство в антигуманистическую, садистскую диктатуру, и самого Сталина, оказавшегося амбициозным хряком под маской носителя нового светлого мироустройства.

И можно, конечно, не поверить сцене, в которой Гарет Джонс, ранее взявший интервью у самого Гитлера и теперь прибывший в Москву ради интервью с советским вождем, попадает на богемную вечеринку, полную обнаженных девиц и шприцов с опиумом. «Оргии и наркота в Москве 30-х годов?! Не верю!» — должно быть, запротестует зритель. Но во-первых, секса и наркотиков в Советском Союзе не было только на пропагандистских плакатах. А во-вторых, сцена подчеркнуто свинской гулянки является визуальным продолжением и ассонансом с цитатами из романа Оруэлла, прозвучавшими накануне.

Также этот фрагмент и рифмуется, и контрастирует одновременно с последующей главой повествования, в которой Джонс оказывается посреди заметенной снегом и синими костлявыми трупами украинской деревни. Он будто из одного ада (ада для элиты) прямиком попадает в другой (ад для простонародья), из духоты и скотской сытости – в лютый холод и готовность убить за горстку зерна, что теперь на вес золота.

Агнешка Холланд использует очевидные и грубоватые, но вместе с тем выразительные и действенные метафоры. Как, например, акцент на жирной свиной рульке, на которую герою, возвратившемуся из пекла, где приходилось есть замерзшую кору дерева и… мальчика Колю, тошно и невыносимо смотреть. Или параллель между сытой английской детворой, выкрикивающей в сторону Джонса ребяческие кривляния и насмешки, и бледными, практически прозрачными, замотанными в платки и одеяла украинскими сиротами, поющими из последних сил жалобную песню случайному прохожему и, словно волчата, поглядывающими на рюкзак, из которого доносится аромат колбасы.

Камера не единожды снимает снизу, с земли. Как в сцене, где стая голодных детей, которых становится все больше и больше, окружает героя, и у того начинает кругом идти голова, и небо, серое и тяжело нависшее, то ли плывет, то ли падает камнем. И в сцене прогулки героя и героини по вечерней Москве, где вместо романтики воздух пропитан тревогой и давящей теснотой, и небо окрашено в глубокий и плотный багровый.

Странно, конечно, в финале слышать от Гарета Джонса сдержанную публичную речь о том, что Советский Союз – не утопия, а антиутопия, когда, казалось бы, он во все горло должен орать, что там, по приказу Сталина, миллионы медленно и мучительно умирают без пропитания и что дети едят своих сконавших сестер и братьев. Но важно другое. Важен не столько исторический, сколько политический контекст. Мир, которым правят политики, а не такие вот идеалисты, как Гарет Джонс, всегда будет допускать преступления таких вот нелюдей, как Гитлер, Сталин и Путин. И всегда мир будет верить вранью, если вранье ему выгодно и удобно. А Гареты Джонсы, ушедшие молодыми от загадочной пули, будут воспеваться в литературе и кино.

Анастасия Лях

Mr. Jones

превью

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Mr. Jones

Цена правды (Гарет Джонс, Mr. Jones)

2019 год, Великобритания/ Польша/ Украина

Продюсеры: ‎ Андреа Чалупа, Джефф Филд, Изабела Хелбин, Томаш Каржевски, Станислав Дзедзич, Егор Олесов, Клаудиа Смейя

Режиссер: Агнешка Холланд

Сценарий: Андреа Чалупа

В ролях: Джеймс Нортон, Ванесса Кирби, Питер Сарсгаард, Кеннет Крэнэм, Джозеф Моул

Оператор: Томаш Наумюк

Композитор: Антони Лазаркевич

Длительность: 118 минут/ 01:58

Секундочку...

Комментарии