Хорошее кино — kinowar.com — Киновар | Луизиана: вампиры, болото и кино
Хорошее кино — kinowar.com — Киновар

Луизиана: вампиры, болото и кино

Луизиана – это живописный штат на юге США, в котором соединились воедино множество религий, языческих верований, народов и обычаев. Можно с точностью сказать, что на сегодня лучше места для фильма с мистическим сюжетом в Америке не найти. И тому есть множество причин.

Во-первых, сама история штата способствовала тому, чтобы он был ярким, разнообразным, эмоциональным, но в то же время сложным и напряженным местом. Еще с момента появления тут первых поселенцев территория была населена местными народами, которые облюбовали живописные приморские территории в русле больших рек, где водилось множество рыбы, моллюсков и диких животных. К слову о животных, многие из них смертельно опасны, что также добавляет определенный флер местным особенностям. Посудите сами: аллигаторы, волки, огромные комары, крупные змеи и дерзкие опоссумы (с хозяйственной точки зрения, может быть, самые вредные персонажи местной фауны). Местные жители поклонялись природе, которая, благо, тоже обладала своими вполне заметными особенностями. Уверены, что вы с легкостью вспомните болотистые местности Луизианы, ведь их демонстрировали во многих фильмах, но вряд ли вы знали, что они называются болота Манчак. Известность этим местам придала не только завораживающая природа, но и леденящие душу истории. Начнем с того, что это место известно, как «болота призраков». Такую славу оно приобрело то ли из-за того, что там регулярно пропадают люди или находят утопленников, то ли из-за того, что там обитают аллигаторы, которые постоянно нападают на жителей, а возможно, и из-за того, что в 1915 они были прокляты последовательницей культа Вуду. Местные утверждают, что ее держали на болотах Манчак за то, что она повсеместно сообщала, будто является королевой черной магии. Возможно, это и было правдой, но вскоре она умерла, и через некоторое время тут пронесся разрушительный ураган, который приписывают ее предсмертному проклятию. Дело, разумеется, было не в этом, ведь этот регион регулярно страдает от ураганов, которые формируются в Атлантическом океане, проходят Карибский бассейн, а после сносят все на своем пути на юге США. Многие исторические хроники утверждают, что ураганы были задолго до грустных событий на болотах. Например, Галвестонский ураган, случившийся в 1900 году и унесший больше жизней, чем ураган «Катрина». Последний в свою очередь разрушил столицу Луизианы, Новый Орлеан. Впрочем, многие до сих пор считают, что такие погодные условия вызваны именно проклятием старой ведьмы.

Во-вторых, ведьмы, вампиры, колдуны, оборотни и прочая нечисть не только являются здесь почитаемыми существами, но и даже имеют «разумные легенды». Так, местное направление религии вуду носит полуофициальный характер, ведь плотно срослось с католицизмом времен ранней работорговли. Все дело в том, что рабы, вывезенные из Западной Африки, приносили на эти территории свои верования, которые шли вразрез с католическими традициями работорговцев. Последние в свою очередь не могли принять такого уклада и насильно крестили всех темнокожих. Расставаться с верованиями предков рабы не спешили и потому вводили новые элементы, которые усовершенствовали старых богов. Таким образом, в вуду появился и колдун, и священник, и порой это может быть один и тот же человек.

Культ смерти, который не признается в христианстве, вполне спокойно признается на землях Луизианы, о чем ярко свидетельствуют и эпатажные наряды во время праздников на улицах Нового Орлеана. Именно здесь вы увидите знаменитого Барона Субботу, который является вуду адаптацией католической Смерти, с той лишь разницей, что по своему призванию существо он веселое, носит не балдахин, а утонченный костюм и цилиндр, и щеголь, каких поискать. Будучи относительно новым богом, он имеет свою собственную могилу почти на каждом кладбище Луизианы, потому что каждая первая могила на любом кладбище должна была быть посвящена именно ему. Также ему посвящен праздник День Мертвых – день, когда все должны приходить на кладбища, пить ром, веселиться и курить, таким образом ожидая вхождения в себя духа Барона. Согласитесь, очень удобный бог для тех, кто любит повеселиться. Крест на воображаемых могилах Барона также является компромиссом и своеобразной адаптацией католицизма. Фактически, это крест, но обозначает он перекресток дорог судьбы, а не священное христианское распятие. Здесь также проживала знаменитая королева Вуду Мария Лаво. Используя свое влияние, она распространила новую религию, при помощи введения в нее христианских символов. Была ли она колдуньей, мы, конечно, не узнаем, но прожила она целых 86 лет, что для людей, родившихся в 18 веке, было большой редкостью.

Продолжая тему заимствования и мистики на этой земле, стоит вспомнить и рассказы про вампиров. Впервые эти твари были упомянуты во времена появления французов на территории современной Луизианы. Утверждается, что именно французские помещики были первыми вампирами, которые регулярно пили кровь местных рабов. Конечно, очевидна простая аналогия: плантаторы попросту измывались над своей бесправной собственностью, но чем черт не шутит. Также масла в огонь подливало смешение местного фольклора и европейских культурных традиций. Так, местные народы, а позже и рабы, начали считать, что утонувшие на болотах превращаются в оборотней, и те по ночам вступают в бесконечный бой с белыми вампирами. Сейчас очевидно, что стало предпосылками подобных мифов. Плантаторы избегали солнца – бледность в те времена являлась атрибутом аристократичности, а загар был признаком тяжелого труда. А постоянные нападения животных были последствием соседства новых имений с дикими лесами, в которых жили порой атакующие плантаторов бандиты. Все вместе, в напряженной мучениями и тяжелой работой голове рабов, создавало ощущение борьбы вампиров и оборотней. К слову, классическая и очень популярная картина «Интервью с вампиром» только закрепила этот стереотип в головах современных жителей нашей планеты.

В-третьих, у штата Луизиана есть своя история знаменитых бандитов, маньяков и убийц, которые также плотно осели в местной мифологии. Причин тому было множество. Новый Орлеан был одним из самых крупных портов рабовладельческого Юга, еще до того, как он стал частью США, что безусловно притягивало сюда толпы людей с неопределенным родом занятий, которые регулярно грабили, убивали, мошенничали, а также плодили множество борделей для моряков. После того, как эти территории отошли США в 1803 году в результате Луизианской покупки, все проблемы, которые образовались в городе, стали проблемой администрации президента Томаса Джефферсона. Навести порядок на этих землях было совсем непросто. Проблемы сохранились даже после Гражданской войны, когда побежденные южане признали свое вхождение в Соединенные Штаты, а темнокожее население получило освобождение от рабства. На эти земли стали съезжаться представители других наций: итальянцы, китайцы, гаитянцы и другие. Этот привело к тому, что преступность стала приобретать организованный характер. Новой проблемой стал оборот наркотиков, который обеспечивали знаменитые кланы Коза Ностры, проникшие сюда с растущими поставками сицилийских апельсинов, такими важными для борьбы с авитаминозом у моряков. Итальянские кланы были настолько сильны, что для борьбы с ними понадобилось не одно десятилетие. Утверждается, что окончательная победа над мафией произошла лишь в 1993 году со смертью Карлоса Марселло, знаменитого боса итальянской мафии. Если вы не слышали нем, то знайте, что он был одним из подозреваемых в покушении на президента Кеннеди.

Историй про маньяков тут, впрочем, не меньше, чем про вампиров или итальянскую мафию. Одна из самых известных – история про Лесоруба, который убивал своих жертв на улицах Нового Орлеана. Маньяка не смогли ни найти, ни опознать, поскольку до определенного момента не оставалось ни одного выжившего после нападения. Его силуэт смогла разглядеть лишь одна жертва, некая миссис Шнайдер, на которую было совершено нападение в 1919 году. Она смогла вспомнить лишь то, что человек был одет в форму лесоруба и пытался убить ее огромным топором возле ее собственного дома на Элмир Стрит. До сих пор так и непонятно, почему на самом деле прекратились эти страшные убийства, но развязка была следующей. Лесоруб отправил заметку в местную газету, рассказав в ней о том, что совершит следующее убийство во вторник. Также он признался, что очень любит джаз и не будет совершать своих злодеяний возле мест, где играет такая музыка. Утверждается, что именно после этого началась самая длинная джаз сессия Нового Орлеана, которая не оставила Лесорубу шансов на убийство. Возможно, данное поведение растопило сердце убийцы, возможно он попросту передумал – правду сейчас будет узнать достаточно сложно. Зато легенда о победе над злом при помощи музыки стала частью местного фольклора.

В-четвертых, Луизиана является отличным местом для съемки фильмов и даже получила название «Южного Голливуда». Еще в 1898 году тут начала свою работу знаменитая компания «Мутоскоп и Байограф», ставшая впоследствии пионером в производстве фильмов. Именно тут в 1918 году была окончена работа над первой экранизацией «Тарзана», классикой мирового кинематографа. В 2002 году правительство штата приняло закон о беспрецедентных налоговых льготах для кинематографистов, которые готовы потратить на съемки более 300 тысяч долларов. Это привело к 400-процентному росту количества людей, которые были заняты в кинематографическом бизнесе. Количество картин, снятых после принятия этого закона, превысило три сотни только лишь за последующие четыре года. Конечно, есть определенные условия, такие как обязательный наем жителей штата, а также некоторые отчисления в городские бюджеты, но это того стоило. В конце 2011 года общее поступление в бюджет штата от кинематографа составило практически 2 миллиарда долларов.

В-пятых, тут родился Николас Пиццолатто, автор, продюсер и сценарист сериала «Настоящий детектив». Ему пришлось испытать на себе, что такое настоящее южное гостеприимство со всеми отсюда вытекающими. Его семья постоянно голодала, становилась жертвами нападения пьяниц и головорезов в городке Лейк, куда они с семьей перебрались из Нового Орлеана в поисках более дешевого жилья. Наряду с невероятной набожностью и суеверием, постоянная бедность истощала молодого Николаса, и он сбежал из родных земель. Сбежал для того, чтобы получить образование в нескольких колледжах в разных частях США, стать учителем и позднее писателем. Мы знаем его, как автора одного из самых мрачных сериалов современности, который описывает жизнь, быт и мистику родных земель. Луизиана в его картине – это место жестокости, нетерпимости, сильнейшей веры, прекрасной природы и людей, которые знают друг друга, но порой не пустят и на порог, опасаясь неведомо чего. Согласитесь, идеальный коктейль для съемки хорошего кино.

Порт Нового Орлеана, 1853. Картина Ипполита Себрона
Фото: © en.wikipedia.org

© MATT BARNES; GETTY IMAGES; DEPOSITPHOTOS; WIKIPEDIA

Комментарии