kinowar.com

Чужестранка (Outlander)

Секундочку...

Сериал-мечта женской половины в меру умных зрителей. «Самый захватывающий новый сериал» 2014, «любимое научно-фантастическое или фэнтези-шоу на кабельном телевидении» 2015, «самый подходящий для запойного просмотра сериал» 2016… — все это официальные звания «Чужестранки», присужденные как профессиональными телекритиками, так и рядовыми зрителями. И, должно быть, это самое волнительное шоу про любовь со времен выхода классического британского мини-сериала «Гордость и предубеждение» 1995-го с Колином Фертом и Дженнифер Эль.

«Чужестранку» же, основанную на одноименной серии изданных в девяностых и нулевых романов современной американской писательницы Дианы Гэблдон, можно назвать и классической, и модернистской одновременно. И это не просто женский любовный роман, наполненный рыцарством и сантиментами, от которых сегодняшние зрительницы, начисто лишенные в реальной жизни этих книжных архаичностей из эпохи средневековых баллад и воспоследовавшего позже романтизма, млеют и тают. Здесь смешались и научная фантастика, и приключение, и костюмная мелодрама, и историко-военная драма, и элегантная, аристократичная эротика. А удивительное путешествие, полное опасностей, открытий, трепета и страсти, в которое отправилась обычная женщина из двадцатого века Клэр Рэндалл, оказалось идеальным эскапизмом для домашних современных мечтательниц.

В 1945 году, спустя полгода после окончания Второй мировой, англичанка Клэр Рэндалл, все годы войны проработавшая медсестрой и наконец дождавшаяся мужа с фронта, отправляется с супругом-историком, интересующимся восстанием якобитов и собственным генеалогическим древом, в подобие медового месяца в Шотландию, живописные аутентичные уголки, где до сих пор не искоренилось язычество, где почитают предков, верят в духов и не отрицают магию, живущую испокон веков в почве и горной породе. И где до сих пор недолюбливают англичан, считают их чужаками и называют местным словом «сассенах».

Путешествие должно сблизить супругов, отдалившихся за время военной разлуки. Но вместо сближения происходит разлука новая. Причем одолеть этого разлучника куда сложнее, чем разлучницу-войну, потому что преодолеть время невозможно ни с помощью оружия, ни с помощью мира. Прикоснувшись к древнему камню, Клэр попадает в прошлое, на два столетия назад, где готовится якобитское восстание и шотландские кланы ведут холодную (пока что холодную) войну с британской короной. И где ей встречается пылкий молодой шотландец Джейми, так не похожий на мужа, что остался дома, в 1945-м.

Дом – один из лейтмотивов «Чужестранки». В сцене-прологе Клэр заглядывает в магазинную витрину, где в числе прочего выставлена керамическая ваза. Героиня задумывается, что никогда не имела постоянного дома, то есть не жила нигде настолько долго, чтобы завести такой, казалось бы, обыденный предмет, как ваза (неслучайно олицетворением семейного гнезда и домашнего очага выступает именно ваза – предмет интерьера, сохранившийся с прадавних времен и прадавних цивилизаций, столь хрупкий, но сумевший преодолеть время). Впоследствии Клэр будет разрываться между двумя домами и двумя олицетворяющими эти дома мужчинами: Англией 1945-го и Шотландией 1743-го, которая постепенно тоже стала ей родной. О доме грустит и Джейми, вынужденный скрываться от английских солдат, получивший временный приют в замке дяди и не имеющий возможности вернуться в родную обитель. Домом озабочены и все шотландцы в целом, справедливо разъяренные из-за наглого и агрессивного вторжения на их земли английских империалистов-колонистов.

Смотрите легально на MEGOGO

Дилемма Клэр не на поверхности. Перед нами не та история, в которой героиня убегает в другое время от нелюбимого мужа и встречает мужчину мечты, и исход ситуации очевиден, как в ромкоме «Кейт и Лео». Совсем нет. Клэр любит мужа и до последнего не оставляет попыток вернуться к нему, а Джейми – человек из другой эпохи, с другими мировоззрением и принципами, который считает необходимым выпороть жену за непослушание не потому, что по натуре жесток и деспотичен, а потому, что так принято, так делали его отец и дед, и прадед, так делает его окружение, охотно готовое на раз-два высмеять бедолагу, если тот уступит, прогнется под женщиной.

Эмансипированная героиня из века двадцатого в восемнадцатом сталкивается не только с сексизмом, абьюзом, как сейчас принято говорить, и вопиющей тиранией патриархата, но и с элементарным отсутствием знаний и медицинских, и бытовых; с варварством рубить руки за воровство и прибивать гвоздями уши к позорному столбу; с абсолютной невозможностью рассказать кому-нибудь о себе правду, потому что если в 1945-м ее словам просто не поверят, и на этом все, то в 1743-м, несмотря на то что охота на ведьм официально закончилась, ее вполне могут сжечь на костре.

Клэр умна. И даже если проговаривается о чем-то, что может ее выдать, то быстро исправляется. И знает, к примеру, что два века назад на месте Германии была Пруссия. А зная плачевный исход восстания якобитов, далеко не сразу задается целью кардинально переписать историю, а по большей части просто сожалеет, что ничего не получится, вернее, что ничего уже не получилось (в первом, лучшем, сезоне в отличие от большинства героев фантастического жанра, путешествующих во времени, Клэр в прошлом не меняет что-либо, а просто живет новой жизнью в давно превратившихся в старину новых обстоятельствах, но уже во втором сезоне всячески намеревается предотвратить поражение шотландцев, и от этого ее история чуть теряет шарм и оригинальность). Диана Гэблдон не просто так не стала делать героиню своей современницей, но заставила ее из одной большой войны попасть в другую, чуть поменьше. Женщина и любовь противостоят убийствам и войнам, этноцидам и геноцидам, но изменить созданную мужчинами историю все равно не в силах. И что в веке восемнадцатом, что в веке двадцатом женщина в мужском мире – все равно чужестранка.

«Чужестранка» исторически поразительно скрупулезна и убедительна. И костюмы, и декорации, и аутентичный гэльский язык создают атмосферу подлинного камбэка в подлинное минувшее, в самобытный оазис вольностей и свобод посреди снобистского империализма (Британия времен глобальных экспансий мало чем отличалась от Германии Гитлера), а вовсе не карикатуру-клюкву на колоритный период, в котором красные мундиры и белые парики сражаются с килтами и волынками.

И вся эта глубина, вся эта подоплека прячутся за выставленной на поверхность лав-стори о двоемужестве и душераздирающем выборе с многочисленными постельными сценами и чуточку навязчивой демонстрацией обнаженной груди ирландской модели и актрисы Катрины Балф.

Анастасия Лях

Чужестранка (Outlander)

2014 год, Великобритания/ США

Продюсеры: Рональд Д. Мур, Айра Стивен Бер, Тони Графиа, Энн Кенни, Паоло Де Оливейра, Энди Харрис, Люк Шелхаас, Нина Хейнс, Мэттью Б. Робертс, Шейна Фьюелл, Катрина Балф, Сэм Хьюэн, Стив Корнацки

Режиссеры: Джон Дал, Брайан Келли, Анна Ферстер, Ричард Кларк, Майк Баркер, Метин Хусейн, Филип Джон, Дуглас МакКиннон, Брендан Мэхер, Дэйв Мур, Шарлота Брэндстрем, Норма Бэйли, Дженнифер Гетцингер, Джулиан Холмс

Сценарий: Айра Стивен Бер, Энн Кенни, Ричард Кэхэн, Диана Гэблдон, Люк Шелхаас, Тони Графиа, Рональд Д. Мур, Мэттью Б. Робертс, Шейна Фьюелл, Стив Корнацки

В ролях: Катрина Балф, Сэм Хьюэн, Тобиас Мензис, Софи Скелтон, Ричард Ранкин, Грэм МакТавиш, Дункан Лакруа, Лотте Вербеек, Нелл Хадсон, Лаура Доннелли, Стивен Кри, Грант О’Рурк, Стивен Уолтерс, Гэри Льюис, Билл Патерсон, Саймон Кэллоу, Аннетт Бадленд, Эшлин МакГакин, Джеймс Флит, Трэйси Уилкинсон

Операторы: Невилл Кидд, Стивен МакНатт, Мартин Фурер, Дэнис Кроссан, Дэвид Хиггс, Аласдер Уокер, Стийн Ван дер Векен

Композитор: Беар Маккрири

Секундочку...

Отзыв о сериале Чужестранка (Outlander)

Комментарии