kinowar.com

Боже мой! (Roubaix, une lumière)

Секундочку...

Эту фестивальную французскую ленту с Леа Сейду при желании можно назвать детективом, потому что в ней есть преступление и тщательное, обстоятельное расследование, но в действительности «Боже мой!» сценариста и режиссера Арно Деплешена, участвовавшая в конкурсной программе Канн 2019, скорее, криминально-социальная драма, выполненная в стилистике сурового, мрачного, депрессивного реализма, показывающая самую темную, беспросветную сторону Франции.

Действие разворачивается на севере страны, в коммуне Рубе, что расположена у самой бельгийской границы. Это самый нищий и криминальный регион Франции с наивысшим уровнем безработицы, который когда-то был промышленным, а теперь – убогое пристанище иммигрантов, наркоманов, дилеров, воришек, проституток, поджигателей, насильников, орудующих в обшарпанной подземке. 75% населения неблагополучны, из них 45% живут за гранью бедности. Если здесь происходит вооруженное ограбление, то это не ограбление банка с миллионным кушем, а нападение на булочную с выручкой в двадцать евро. А убить здесь могут за кошелек с мелочью, пару бутылок с чистящим средством и кошачьи консервы.

В центре внимания – будни местного полицейского участка, возглавляемого комиссаром Даудом (Рошди Зем). Если сам город выступает главным героем (оригинальное название фильма «Roubaix, une lumière» дословно переводится как «Рубе, свет»), то комиссар – следующим по важности персонажем. Выходец из Алжира, он хорошо помнит надписи на заведениях из своего детства и юности: «Арабам и собакам вход воспрещен». И сейчас, сидя в участке, с едва заметной ироничной ухмылкой допрашивая завравшегося белого француза, который сжег свое авто ради страховки и теперь путано рассказывает о нападении банды алжирцев с бородами и в тюрбанах, с большими перстнями на пальцах, должно быть, снова вспоминает надписи из детства.

Он знает Рубе как облупленный и, как ни странно, по-своему его любит. Со многими участниками и свидетелями преступлений, которые по кругу повторяют свои мелкие проступки, знаком лично, а некоторым даже приходится родственником. Кажется, к каждому знает подход и сходу читает на лице виновность или непричастность, правду или ложь. В отличие от большинства других алжирцев ему повезло, он выбился в люди, стал комиссаром, и «мать может им гордиться», как замечает молодой белокожий коллега-следователь, новенький в этом участке и этом городе, искренний католик, регулярно пишущий письма своему духовному наставнику и сокрушающийся, что у него не получается раскрывать дела. «Зачем они все сюда приезжают, что тут ищут?» — допытывается он в своих исповедях-посланиях, наблюдая за жителями скрытых в сумраке трущоб ночного, плохо освещаемого города, который Бог наверняка давно покинул.

Но комиссар Дауд будто бы видит в Рубе свет. Тот самый свет, вынесенный в название. Далекий, приглушенный свет в конце длинного черного тоннеля.

Смотрите легально на MEGOGO

Деплешен изображает Францию, знакомую нам по картинам Жака Одиара. В которой винно-круассановый романтический Париж с его пресловутой Эйфелевой башней кажется местом с совсем другой планеты. А жанр детектива режиссер представляет в формате криминальной хроники, мозаичного портрета скучной и тягостной уголовной обыденщины скучного и тягостного города. Перед началом фильма надпись на экране утверждает, что все описанные преступления, как случаи комичные, так и трагичные, являются не вымышленными, а реальными. И да, реальность такова: кто-то вышел из себя у кассы социального обеспечения; кто-то сбежал из дома; кто-то ограбил пекарню. А в кино что ни преступник, то хитроумный убийца, продумавший свое мокрое дело в несколько десятков ходов будто бы не ради выгоды от преступления, но ради самой головоломки, адресованной смекалистому сыщику.

Именно поэтому, дабы подчеркнуть рутинность, Деплешен лишь вскользь упоминает дело о насильнике малолетних девочек, орудующем в метро и всегда одетом в отличительный аксессуар – белый шарф, которое вполне могло бы вылиться в увлекательное расследование с составлением психологического портрета и фрейдистской травмой детства в духе классических триллеров о серийных маньяках, а вместо фокусируется и углубляется в дело наоборот, совершенно заурядное и мелочное.

Углубляется настолько, что устраивает, должно быть, самый долгий и подробный допрос в истории игрового кино, который длится всю вторую половину фильма, то есть около часа. Со всеми нюансами, деталями и тягомотиной дознавательной работы. И при этом режиссеру удается выудить из происходящего подлинные, сильные эмоции и драматизм. Острый драматизм тупой прозаичности.

Рубе, родной город Арно Деплешена, тонет в глупости, нужде, ничтожности, тщете и безотрадности. И даже любовь здесь гнетущая, тяжелая, обременительная, удручающая. Но, возможно, вдалеке и впрямь брезжит мерклый свет.

Анастасия Лях

превью

Боже мой! (Roubaix, une lumière)

2019 год, Франция

Продюсеры: Паскаль Кочето, Серж Хаят, Грегуар Сорлат

Режиссер: Арно Деплешен

Сценарий: Моско Буко, Арно Деплешен, Леа Мисиус

В ролях: Рошди Зем, Леа Сейду, Сара Форестье, Антуан Райнарц, Себастьен Дельбаэр, Элеонор Лематр, Роксана Дюбар, Антони Миньон, Кристоф Эннар, Кристоф Фильбьен

Оператор: Ирина Любчански

Композитор: Грегуар Хецель

Длительность: 119 минут/ 01:59

Секундочку...

Комментарии