kinowar.com

Дюна (Dune)

Секундочку...

Можно долго спорить, удалась ли «Дюна» Дэвиду Линчу в 1984 году. Кто-то считает ее научно-фантастическим прорывом своего времени, авангардным космическим блокбастером. Кто-то называет худшей работой в фильмографии Линча и просто откровенно плохим фильмом, совсем не передавшим богатую вселенную литературного первоисточника. Сейчас эти споры уже неважны.

Конечно, мы все еще помним молодость и красоту дебютанта Кайла МакЛоклена в образе Пола Атрейдеса. И рыжий панковский хайер злодея Стинга, который хоть и не снимался, но вполне мог быть одним из репликантов в «Бегущем по лезвию» двумя годами ранее (отчасти Линч вдохновлялся стилистикой и наработками Ридли Скотта, и вероятно, неслучайно в «Дюне» сыграла Шон Янг, трансформировавшаяся из репликантки Рэйчел во фрименку Чани). Но сегодня экранизация Линча ретроградна не только в технически-визионерском смысле (гигантские черви планеты Арракис в линчевской версии на фоне ошеломительного масштаба и грандиозности вильневской интерпретации выглядят кукольными дождевыми червяками из папье-маше), но и в контексте изображения женских персонажей: у Вильнева и леди Джессика, мать Пола, и загадочная фрименка Чани, аборигенка-бедуинка планеты Арракис, куда более сильные и весомые фигуры, вполне соответствующие нынешним феминоцентричным трендам (а если учесть, что андрогинный Тимоти Шаламе – очень хрупкий, бледный, мечтательный, нежный юноша, полный меланхолии, декадентства, романтизма и женственности, и ему дико идут воланы и рюши, то феминоцентризм вильневской «Дюны» обретает дополнительные краски).

Также можно представлять, какой была бы «Дюна» франко-чилийского режиссера Алехандро Ходоровского, известного сюрреалиста и эзотерика, которая должна была выйти еще в 1970-х годах, но так никогда и не была снята. Но теперь это тоже бессмысленно.

Теперь есть только одна «Дюна» — «Дюна» Дени Вильнева, режиссера, у которого не бывает провалов (даже Спилберг и Ридли Скотт могут сделать плохое кино, но только не Вильнев); режиссера, которому официально присвоили титул лучшего мувимейкера десятилетия (и следующее десятилетие, кажется, снова за ним); режиссера, который благодаря «Прибытию», «Бегущему по лезвию 2049» и, конечно же, «Дюне» вывел сай-фай на принципиально новый уровень амбициозной, захватывающей дух, эпичной, гигантоманской, монументальной интеллектуальной философии строгого, холодного, циклонного будущего. И подобно тому, как лингвистка в исполнении Эми Адамс донесла до людей новый язык, прибывший вместе с пришельцами, Вильнев подарил киноманам новый язык научной фантастики: величественный, царственный, многозначительный, серьезный, важный, внушительный и знаменательный.

«Дюна» одновременно ассонирует с «Аватаром», «Звездными войнами» и… классическим байронизмом. Арракис – та же Пандора, которую человечество цинично и агрессивно грабит. Фримены – те же на’ви, которых в случае неповиновения ожидает полный геноцид. Любовь Пола Атрейдеса и Чани – та же любовь Джейка Салли и Нейтири. Только Вильнев в отличие от Кэмерона рисует не сказку, полную экзотической флоры и фауны, а экзистенциальный эпос и драму взросления, в которой созревающий герой не просто принимает правильную и праведную сторону в войне, но переживает бурную внутреннюю эволюцию и духовное становление, созвучные с песчаными бурями Арракиса и гормональными ураганами пубертата.

Смотрите легально на MEGOGO

Как и Люк Скайуокер (или Рей), Пол Атрейдес – избранный, тот, кто должен победить тьму, императора и принести галактике долгожданный мир. Понятно, синие и красные мерцания во время битвы (перед поединком воины надевают невидимый щит, который мерцает синим, если атака соперника была безуспешной, и красным, если противнику удалось зацепить или убить) ассоциируются с синими и красными световыми мечами. Таинственный женский орден Бене Гессерит – феминная вариация на тему джедаев и ситхов, эдакие монахини-воины-черные вдовы, обладающие телепатическими способностями, и одновременно серые кардиналы, вершащие за кулисами вселенскую политику (о них выйдет отдельный сериал-спин-офф «Дюна: Сестричество»). Только в отличие от «Звездных войн» «Дюна» едва ли примыкает к приключенческому жанру и не похожа ни на космическую оперу, ни на космический вестерн. Взамен Вильнев предлагает жанр космической медитации или космического сновидения, эдакий пустынный мираж и одновременно библейский апокалипсис, в котором плывут границы между явью и грезой, горят адским пламенем искусственно насаженные пальмы и из-под земли восстает прожорливое чрево хтонического (и единственного) бога.

Протагонист Тимоти Шаламе – байронический герой, тот же Онегин, Печорин, Гамлет, Монте-Кристо…, изгнанный скиталец, рефлексирующий и наполненный мировой скорбью, будто сошедший с полотна Каспара Давида Фридриха «Странник над морем тумана». Только вместо моря и скал – песок и барханы, а вместо тумана – рассеянный в воздухе мерцающий спайс.

Некоторые из западных критиков сочли, что «Дюне» не достает эмоциональности. Что якобы при всем визуальном великолепии картина лишена души и некому в этой истории сопереживать. Я бы сказала, что души бывают разные. И души фильмов тоже. Душа «Дюны» потрескалась и обветрилась, иссохла от беспощадного солнца пустыни, замоталась в экипировку-лохмотья кочевых бедуинов. Были рецензенты, которым показался сомнительным подбор актеров. На мой взгляд, единственным, кто может вызвать сомнения и, вероятно, не вполне вписывается во вселенную «Дюны», является Джейсон Момоа в образе оружейного мастера Дома Атрейдесов Дункана Айдахо, друга и ментора Пола (а во второй половине фильма Дункан зачем-то предстает без бороды, гладко выбритым, отчего теряет всякую брутальность и напоминает те слащаво-лощеные времена, когда Момоа вместо песков Арракиса бегал по пляжу Малибу в красных трусах спасательного патруля).

Также кто-то написал, что сюжет топчется на месте, расплывается, становится рыхлым и бесформенным. Я бы сказала, что повествование медленно засасывает, как зыбучие пески или выныривающая из песчаных недр пасть исполинского червя. Зритель утопает в деталях и предвкушении второй части дилогии, тонет в зале ожидания и нагромождении подготовительных слоев. Порой нащупывается твердая почва, но в остальном нам, публике, приходится следовать по топкому сюжетному грунту особой змеящейся походкой фрименов, похожей на танец, дабы не разбудить червя-кульминацию раньше времени.

Конечно, Вильнев вкладывает в политику «Дюны» исторические и нынешние реалии. И в том, как Дом Харконненов с подачи Империи грабит ресурсы Арракиса и истребляет местное население, угадывается весь западный империализм, нацеленный на восточные территории, их земельные резервы и богатства, от имперской Великобритании до современной Америки, развязавшей в Ираке войну из-за нефти. Но в «Дюне» слишком мощный декор, чтобы всерьез задумываться о политическом подтексте. Скорее, хочется просто бесконечно тонуть в ее волнистых, извилистых дюнах и в синих глазах-оазисах свободного от капитализма племени.

Анастасия Лях

Дюна (Dune)

2021 год, США

Продюсеры: Дени Вильнёв, Мэри Пэрент, Кейл Бойтер, Джо Карачиоло-мл.

Режиссер: Дени Вильнёв

Сценарий: Дени Вильнёв, Эрик Рот, Джон Спэйтс, Фрэнк Герберт

В ролях: Тимоти Шаламе, Ребекка Фергюсон, Оскар Айзек, Джош Бролин, Стеллан Скарсгард, Дейв Батиста, Стивен Маккинли Хендерсон, Зендая, Чан Чэнь, Шарлотта Рэмплинг, Джейсон Момоа, Хавьер Бардем, Дэвид Дастмалчян, Шэрон Дункан-Брюстер

Оператор: Грег Фрэйзер

Композитор: Ханс Циммер

Длительность: 155 минут/ 02:35

Секундочку...

Комментарии