kinowar.com

Зеленее не станет – сказал садовник и улетел (Grüner wird’s nicht, sagte der Gärtner und flog davon)

Секундочку...

Фильм под таким чуднЫм длинным названием вошел в программу нового украинского киносмотра – онлайн-фестиваля баварских комедий. В то время как фестивалю немецкого кино в Украине уже много лет, его своего рода спин-офф в этом году стартовал впервые. Баварцы, как известно, принципиально отделяют себя от остальной Германии. То есть в их представлении есть Германия с центром в Берлине и есть отдельное государство Бавария с центром в Мюнхене.

Собственно, именно эту позицию и поддержал фестиваль баварских комедий, наглядно доказывающий, что у баварцев отличные от немцев культура, ментальность и темперамент. Никакой вам холодной берлинской серости и меланхолии. Но и не клюква в виде сосисок, косичек и пива. Баварские комедии – это свобода от стереотипов, скованности, правил… и следование на край света за мечтой. А еще это сочные зеленые поля, холодные голубые реки, богатые поместья и угодья потомственных герцогов и герцогинь, баронов и баронесс, как бы противостоящие землям потомственных фермеров и садоводов, и настроение вечного октябрьского бабьего лета.

«Зеленее не станет», — отвечает пожилой садовник Георг, которого все называют Шорш, наглому, бессовестному, узколобому свиноподобному чиновнику, который тычет пальцем в картинку и требует газон точно такого же оттенка, как гольф-клуб в Лас-Вегасе. Пока цвет травы не станет таким, как на фото, денег за проделанную работу садовнику не видать. А у него уже целый букет долгов и дом в залоге у банка. И один клиент, что называется, лучше другого. Высаживая розовый сад на участке невежественной богачки-белоручки, он вынужден выслушивать напыщенное ханжество о том, как та чувствует единение с природой и землей, хотя единственное, что роднит фарисейку с природой, — это потягивающийся через трубочку зеленый смузи.

Раздраженный, озлобленный Шорш приходит домой, грубит жене и деспотично строит взрослую дочь, которая сооружает скульптуру для подачи заявки на вступление в академию искусств. «Пустая трата времени. Твой дед был садовником, твой отец – садовник, и ты будешь садовницей», — режет ворчливый Шорш. И при этом герой тоже бессовестно лукавит. Режет на корню дочкины мечты, но сам свою мечту летать до сих пор не похоронил. «В юности я хотел стать пилотом. – Почему же не стали? – Потому что у моего отца была теплица, а не аэродром».

Когда является представитель банка, чтобы за долги конфисковать старенький биплан Шорша (единственную его отраду), тот недолго думая запрыгивает в крошечный, почти что игрушечный самолет и улетает восвояси куда глаза глядят, в погоню за изрядно заржавевшей несбывшейся мечтой, чтобы вырваться из рутины, увидеть северное сияние, познакомиться с новыми людьми и, конечно же, кое-что очень важное понять.

Смотрите легально на MEGOGO

Баварский жизненный оптимизм, безусловно, резко контрастирует с угрюмой, обреченной на unhappy end романтикой Берлинской киношколы. Но в то же время идет вразрез и с голливудской комедией, сохраняя верность решительно либеральным европейским ценностям и уподобляясь, скорее, комедии французской. Когда главный герой встречает молодую девушку, у которой не ладятся отношения с отцом, и на время одного умеренно сумасшедшего, почти порядочного (без пьянок и проституток), душевного приключения становится для нее другом, родителем, наставником, попутчиком, очевидно, что это знакомство в итоге поможет садовнику Шоршу (чье имя неслучайно звучит, как шорох пустившихся по ветру осенних листьев, уже незеленых, уже немолодых, но не пугающихся неизвестности) сблизиться с собственной дочерью. Но, как ни странно, суть истории не в этом.

В американской комедии герой, вдоволь напутешествовавшись, непременно вернулся бы в «дом, милый дом», помирился бы с дочкой и женой и зажил бы якобы счастливой «старой» жизнью. То есть по сути в его жизни ничего бы не изменилось и «зеленее бы не стало». Потому что привычка – вторая натура. Здесь же с персонажем происходит радикальное перерождение, не только внутреннее, но и внешнее, подразумевающее исчерпывающую смену окружающей среды и опять же заржавевших обстоятельств.

«Зеленее не станет…» — кино о том, что никогда не поздно вспомнить давнюю мечту и попытаться воплотить ее в реальность, никогда не поздно все переиграть, никогда не рано вырваться из клетки навязанных условий и отправиться в далекие края на поиски чего-то нового и, главное, нового себя. Садовник мечтает летать, жена садовника мечтает выращивать орхидеи, дочь садовника мечтает быть художником. Но держась друг за друга, за привычную жизнь, они стоят на месте… То есть эта история еще и о том, что порой наступает момент, когда каждому уготован собственный путь, одиночное плавание, личное приключение. И ни в коем случае не надо рубить друг другу крылья.

Как пела Людмила Гурченко в фильме «Вокзал для двоих»: «Какими были мы на старте? Теперь не то, исчезла прыть. Играйте на рисковой карте, пытайтесь жизнь переломить. Пусть в голове мелькает проседь, не поздно выбрать новый путь. Не бойтесь все на карту бросить и прожитое зачеркнуть… Стремитесь жизнь перекроить! Не бойтесь жизнь переломить!».

Анастасия Лях

превью

Зеленее не станет – сказал садовник и улетел (Grüner wird’s nicht, sagte der Gärtner und flog davon)

2018 год, Германия

Продюсеры: Бенжамин Херрманн, Люка Верховен, Бюлент Начаксиз, Кристиан Хофер

Режиссер: Флориан Галленбергер

Сценарий: Флориан Галленбергер, Гернот Грикш, Йокель Чирш

В ролях: Эльмар Веппер, Эмма Бадинг, Моника Баумгартнер, Дагмар Манцель, Ульрих Тукур, Санни Меллес, Каролина Хорстер, Бернд Штегеман

Оператор: Даниела Кнапп

Композитор: Энис Роттхофф

Длительность: 116 минут/ 01:56

Секундочку...

Комментарии