kinowar.com

Матрица: Воскрешение (The Matrix Resurrections)

Секундочку...

С одной стороны, выпуск четвертой «Матрицы» спустя двадцать лет после трилогии казался нелепицей и абсурдом, и практически пожилые Нео и Тринити в черных очках, черном латексе, черных платьях-плащах в пол… представлялись неуклюжим камбэком в хорошее, но хорошо забытое прошлое, безвозвратно ушедшую молодость и старомодные лихие боевики 90-х.

С другой, продолжение просто обязано было появиться на свет рано или поздно. Ведь фанаты так и не перестали строить теории о том, что же случилось с героем Киану Ривза в финале третьего фильма «Матрица: Революция». «Куда пропал Нео?» стал в определенных кругах вопросом таким же сакральным и в общем-то риторическим, как, например, «кто убил Лору Палмер?» или же «доберется ли Малдер до истины, что «где-то там»?». Риторическим – значит «не требующим ответа». И фанаты все эти годы не то чтобы требовали, но безусловно хотели знать. И «Воскрешение», вышедшее под тем же фамильным брендом Вачовски (неважно, братья, сестры, одна из сестер…), дало поклонникам франшизы все, что было возможно дать. И даже чуть больше. А оружие самоиронии помогло создателям отбиться от рисков показаться несообразными, несуразными, глупыми, смехотворными, несовременными.

В свое время «Матрица» стала эдаким симбиозом «Терминатора», «Звездных войн», «Трона», киберпанк-манги «Призрак в доспехах» и «Алисы в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла…, и гардероба в стиле садо-мазо (в «Воскрешении» шутят, что «Матрица» — это «порно для мозга»). Вачовки взяли культовое научно-фантастическое кино 80-х, переосмыслили его, модернизировали и создали главный сай-фай конца 90-х – начала нулевых, который был одновременно и авангардным, новаторским примером захватывающих постановок боя с отсылками к китайским летающим единоборствам жанра уся (почти что в тот же год, что и первая «Матрица», вышел оскароносный «Крадущийся тигр, затаившийся дракон»); и пищей-головоломкой для кипящего мозга гиков и конспирологов; и умеренно философским размышлением на тему свободы выбора; и антиутопией-предостережением о страшном будущем (безусловный оммаж «Судному дню»); и красивой, почти пронзительной историей любви.

Оригинальная трилогия была преисполнена драматизма и пафоса. И «Воскрешение» остроумно посмеялось над переизбытком той не столько эмоциональной, сколько визуальной или, иначе говоря, фэшн-патетики в духе стронг фейс. А чтобы иметь возможность высказаться и о старой, и о новой «Матрицах» прямиком с экрана, как бы опередив и предугадав критические замечания рецензентов, авторы придумали отличный прием с существованием в одной из «реальностей» одноименной серии видеоигр, созданной гениальным программистом Томасом Андерсоном (согласитесь, на то обоснованное сомнение, что он, вероятно, живет в чем-то искусственном и иллюзорном, главного героя еще в первой картине должен был натолкнуть один только тот факт, что его зовут практически так же, как солиста «Modern Talking»).

В завязке сюжета разработчики видеоигр на общем консилиуме (где неожиданно мелькает камео Кристины Риччи в образе хищной и стервозной на вид Гвин де Вер, руководительницы компании-разработчика компьютерных игр, и имя ее неслучайно ассонирует с Гвиневрой или Гвиневерой, намекая опять же на сказку, иллюзию, придуманную легенду… , и это, к слову, не единственное забавное камео в «Воскрешении»: красавчика-мужа Тиффани/ Тринити по имени Чад сыграл Чад Стахелски, режиссер франшизы «Джон Уик», который в старых «Матрицах» был каскадером, дублером Киану Ривза и постановщиком боевых сцен) решают, какой должна быть предстоящая «Матрица 4», очередной сиквел сверхпопулярной видеоигры. Недалекий парень, не оценивший первую «Матрицу» из-за сюжетных мудреностей, считает, что геймерам нужен исключительно экшн, тупое мочилово, без сантиментов и интеллектуально-экзистенциальных изысков. Но сексуальная девушка в очках, придающих образу мудрость и рассудительность, парирует: нет-нет, фанаты любят «Матрицу» за другое.

Смотрите легально на MEGOGO

Но все в итоге сходятся на главном вопросе: сможет ли четвертая часть произвести ту же революцию в мире гейминга, что и первая? Конечно, нет. И задавая этот вопрос посредством искусственных персонажей, во всех возможных смыслах играющих в игры, Лана Вачовски остроумно предопределяет претензии со стороны придирчивых критиков, которые скажут «нет, четвертый фильм и близко не повторил тот прорыв, тот переворот, который совершила первая, без сомнения революционная «Матрица»».

Если безуспешно возродивший культовую дилогию Джеймса Кэмерона «Терминатор: Фатум» просто повторил все, что уже было, использовав современные достижения компьютерных технологий, то новая «Матрица» пошла совершенно иным путем. Она и впрямь сыграла со зрителями в игру, которую со всей душою наполнила ностальгией (в «Воскрешении» очень много кадров-нарезок из триптиха) и автоаллюзиями-пасхалками (подобно тому, что сделал недавний «Человек-паук: Нет пути домой»); чуть поерничала, похулиганила (облачила Морфеуса в противовес пафосно черному в яркие, сочные пижонистые янтарно-желтые и индиго костюмы); и создала сакральный мирок, понятный и доступный только самым преданным фанам, знающим матчасть на зубок (всем остальным «Воскрешение», скорее всего, покажется откровенной шизофренией с внезапно нарисовавшемся юродивым бомжем (Ламбер Вильсон), что-то лепечущем на французском).

Если в трилогии любовь Нео и Тринити была лишь одной из составляющих «Матрицы», к тому же явно второстепенной, то спустя двадцать лет, когда в черном прорезалась седина вместе с рефлексией о прожитой (возможно, не совсем так или совсем не так, как хотелось бы) жизни, реанимированная любовь оказалась на первом и, по сути, единственном месте. Любовь киноманская, любовь режиссерская к своему детищу, любовь между созданными друг для друга, но разбросанными по всей вселенной половинками, что одновременно так близко друг к другу, что практически соприкасаются, и в то же время почти что недосягаемо далеки… Но пусть черная кошка по кличке Дежавю перебегает им дорогу снова и снова, эти двое, кажется, больше не верят ни в пророчества, ни в дурные приметы.

Анастасия Лях

Матрица: Воскрешение (The Matrix Resurrections)

2021 год, США

Продюсеры: Джеймс Мактиг, Лана Вачовски, Грант Хилл

Режиссер: Лана Вачовски

Сценарий: Лана Вачовски, Дэвид Митчелл, Александр Хемон

В ролях: Киану Ривз, Кэрри-Энн Мосс, Яхья Абдул-Матин II, Джада Пинкетт Смит, Джессика Хенвик, Джонатан Грофф, Нил Патрик Харрис, Приянка Чопра, Кристина Риччи, Ламбер Вильсон, Макс Римельт, Брайан Дж. Смит, Эрендира Ибарра, Фрима Аджимен, Тельма Хопкинс, Чад Стахелски

Операторы: Даниеле Массачези, Джон Толл

Композиторы: Том Тыквер, Джонни Клаймек

Длительность: 148 минут/ 02:28

Секундочку...

Комментарии