kinowar.com

Мой друг Зигмунд Фрейд (Der Trafikant)

Секундочку...

Если судить по постеру и локализованному названию, не имеющему ничего общего с оригинальным, может показаться, что перед нами ромком про юношу, который переживает радости и муки первой влюбленности и мысленно обращается за помощью к воображаемому другу Зигмунду Фрейду, профессору психоанализа, знающемуся на тонкостях влечения (подобно тому, как мальчик по прозвищу Кролик Джоджо из одноименной сатиры искал советов у воображаемого друга Гитлера). В действительности же фильм «Табачник» (именно так звучит оригинальное название, буквально «Владелец табачного киоска» или «Торговец табаком») лишь отдаленно романтический и уж точно не комедия, и Фрейд здесь никакой не воображаемый, а самый что ни на есть настоящий.

Действие разворачивается в предвоенной Австрии, которую поступательно поглощает нацистская идеология и культ фюрера. В провинции в деревенском домике у озера вместе с матерью-одиночкой живет нежный взрослеющий юноша, у которого еще никогда не было девушки. С самого порога события стартуют пусть не с буквального, но с фигурального присутствия Фрейда. Парень, одержимый подводным нырянием (окунание в воду здесь, конечно же, символизирует погружение вглубь подсознания), заслышав грозу на поверхности, стремительно выныривает, выбегает из озера и в одних трусах несется домой, краем глаза провожая пикантную сцену под деревом: его мать занимается диким сексом с регулярно захаживающим к ним в гости ухажером. Юноша, которого зовут Франц, запрыгивает под одеяло. Но, кажется, не потому, что боится грома и молнии, а чтобы помастурбировать. И тут в комнате появляется мать с выражением немого ужаса: только что молния ударила насмерть ее любовника. Вот вам, пожалуйста, детская психологическая травма.

Лишившись мужской и соответственно финансовой опоры, мать отправляет сына в Вену, где теперь уже пожилой и одноногий (ветеран Первой мировой) экс-любовник из ее, судя по всему, бурной молодости держит табачную лавку. И Франц, который сразу из поезда перед входом в табачный магазин сталкивается с заядлым курильщиком сигар Зигмундом Фрейдом (но ни герой, ни зритель не замечают умышленно показанную мельком, без акцента, знаменательную личность), становится помощником табачника, торгующего не только куревом, но и газетами, и в том числе журналами эротического содержания, то есть торгующего удовольствиями. Вскоре Франц, конечно же, встречает девушку. Вот только игривая плутовка с сексуальной щербинкой оказывается совсем не той, кем сдается наивному девственнику.

Если для сравнения вспомнить образ Зигмунда Фрейда, воплощенный Вигго Мортенсеном в фильме Кроненберга «Опасный метод», то очевидно, что здесь профессор психоанализа предстает совершенно другим. Мортенсен сыграл Фрейда в расцвете сил и в расцвете профессиональной деятельности, в разгар работы над основами новейших психологической теории и практического метода лечения «заблудших душ» и затуманенного разума. Сурового и даже жесткого, и отстраненного от всякого рода личных привязанностей исследователя человеческих «потемок». Здесь же мы видим Фрейда в его последние годы жизни, чуть сгорбленным, совсем седым стариком с мягким и мудрым взглядом, все той же страстью к сигарам, но явно уставшего и крайне молчаливого, не стремящегося к новым открытиям, а будто бы уже все о душах узнавшего и все открывшего. Видим в его самый тяжелый период жизни, пережившего рак нëба, десятки операций, вылившихся в мучительно неудобную искусственную челюсть; смерть одной из дочерей и внука; и вдобавок ко всему переживающего тревожно приближающиеся новые порядки в стремительно изменяющейся под влиянием Гитлера родной и любимой Австрии.

Но Зигмунд Фрейд не становится в «Табачнике» главным героем, и биография его тоже преимущественно остается за кадром, освещаясь лишь в формате намеков и небольших отсылок. Он присутствует в сюжете, скорее, как тень, как закадровый автор, а юный Франц, постоянно видящий символичные, сюрреалистичные, аллегоричные сны, от первого до последнего кадра выступает эдакой живой иллюстрацией его трудов, исследований и суждений.

Смотрите легально на MEGOGO

Фрейда в «Табачнике» сыграл знаменитый швейцарский актер Бруно Ганц, для которого роль стала одной из последних (артист скончался в феврале 2019-го). Примечательно, что когда-то Ганц сыграл Гитлера, а теперь – преследуемого нацистами еврея Фрейда. За свою актерскую карьеру Бруно Ганц, пожалуй, чаще работал на втором плане. Конечно, он воплотил ключевой образ ангела, спустившегося на землю, в «Небе над Берлином» и сыграл упомянутого фюрера в «Бункере», посвященном последним дням жизни рейхсканцлера. Но также запомнился второстепенными исполнениями профессора права, жертвы Холокоста, в голливудском «Чтеце»; главы сербской мафии в норвежской черной комедии «Дурацкое дело нехитрое»; философа-натуропата Готтфрида, сыплющего банальными афоризмами, в британской трагикомедии «Вечеринка»; судьи из драмы-байопика Терренса Малика «Тайная жизнь», приговорившего к казни австрийского мученика Франца Егерштеттера, отказавшегося служить вермахту; а также, конечно, образом поэта Вергилия «Вëрджа» в чернокомедийном психологическом триллере Ларса фон Триера «Дом, который построил Джек».

Примечательно, что под конец жизни Бруно Ганц сыграл мало того, что такую монументальную и фундаментальную личность, так еще и, можно сказать, исполнил роль одновременно главную и второстепенную. Фрейд в «Табачнике» вроде как находится на заднем плане, но вместе с тем без него вся история сыплется и теряет всякий смысл.

Неслучайно оригинальное название картины звучит как «Продавец табака». Табачный магазинчик выступает плацдармом для фиксирования изменений, происходящих как в стране, с людьми, так и с самим Францем, встречающим среди табака и эротических журналов свое взросление. И именно этот маленький, пустяковый киоск становится мерилом морального и аморального. Да, здесь продаются убивающие здоровье сигареты и подпольный секс, но не продается национал-социалистическая пресса и открыты двери для евреев. И сны Франца – это не только его гормоны, фрустрация, мысли о матери, но и тревожное ожидание без пяти минут начавшихся войны, концлагерей и геноцида.

Если хозяин табачной лавки становится для главного героя ментором в становлении антинацистского, гуманистического мировоззрения, то скромная тень Фрейда, добродушного седого старца, выполняет функцию учителя и «дедушки» в делах сердечных; то и другое переплетается в единое формирование зрелой, твердой личности на базе наивного и робкого подростка, справившегося и с разочарованием, и с потерей, и с окончательным отлучением от материнской груди. Поэтому в одной из сцен, в лавке мясника-нациста, Франц, который до этого лишь фантазировал о своей смелости, решительности, мужественности, наконец наносит удар не в воображении, а взаправду. Осколки сновидений, травм, желаний склеиваются в портрет почти что полноценного протагониста, почти что разобравшегося в себе (то есть, конечно, нет, никто не в силах целиком понять себя). Должно быть, именно поэтому финальный кадр – один отколовшийся фрагмент, опускающийся на дно того самого озера, с которого все началось.

Анастасия Лях

превью

Мой друг Зигмунд Фрейд (Der Trafikant)

2018 год, Австрия/ Германия

Продюсеры: Йозеф Брандмайер, Дитер Похлатко, Кристина Штробл, Ральф Зиммерманн, Петер Эйф, Теодор Грингель, Якоб Похлатко, Биргит Ротхёрль

Режиссер: Николаус Лейтнер

Сценарий: Клаус Рихтер, Николаус Лейтнер

В ролях: Симон Морце, Бруно Ганц, Йоханнес Криш, Эмма Дрогунова, Каролине Айхгорн, Михаэль Фитц, Реджина Фрич, Ангелика Штразер, Карл Ахляйтнер, Манфред-Антон Альгранг, Барбара Шпитц

Оператор: Херманн Дунцендорфер

Композитор: Маттиас Вебер

Длительность: 117 минут/ 01:57

Секундочку...

Комментарии