kinowar.com

Неудачный трах, или Безумное порно (Babardeala cu bucluc sau porno balamuc)

Секундочку...

Киевский кинофестиваль «Молодость» в очередной раз продемонстрировал вызывающую смелость и безоговорочный либерализм в выборе репертуара. На юбилейном 50-м смотре главной пикантностью внеконкурсной программы стала остросоциальная румынская сатира с предельно точным и в то же время шаржированным отражением реальности коронавирусной пандемии и говорящим названием «Неудачный трах, или Безумное порно», получившая берлинского «Золотого медведя» и куда более близкая и понятная постсоветскому зрителю, нежели западному (впрочем, победа эта совсем неудивительна, учитывая давно уже сложившийся в традицию политический окрас Берлинале, приветствующего на экране максимальную актуальность в контексте общественной жизни, а также учитывая сражающие наповал гиперостроумие и радикальность ленты режиссера Раду Жуде, ранее удостоенного в том же Берлине «Серебряного медведя» за черно-белый вестерн «Браво!», также, к слову, представленный украинской публике в рамках «Молодости», но только 45-й).

Не то чтобы в упрек Голливуду будет сказано, но вот как нужно снимать комедию про домашнее секс-видео, утекшее в сеть (это, если что, камень в огород голливудской комедии «Секс-видео» с участием Кэмерон Диаз и Джейсона Сигела, в которой, увы, не было ни секса добротного, ни остроумия). И если фильм называется «Неудачный трах, или Безумное порно», то и на экране первым делом возникает… трах. И впрямь безумное порно, лучше не скажешь.

Разгоряченные женщина и мужчина снимают на смартфон свой пылкий акт физической близости с его вполне адекватными и даже вполне обыденными составляющими: фелляцией, фингерингом, подзадориванием партнера «грязными словечками» и непосредственным контактом в позиции догги стайл. И совсем чуточку плети и розового парика из дешевого секс-шопа. Все это, включая гениталии, минет и ввод, вываливается на смутившегося зрителя очень крупным планом без всякого аккуратничанья, фильтров и цензуры. В этой же малогабаритной квартире, за стеной, разбавляя оханья и аханья, звучат другие голоса, похожие на то, что где-то в другой комнате бабушка, мать героини, возится с внучкой и кричит дочери, что та взялась за игрушки, не продезинфицировав предварительно руки. А муж и жена тем временем упрямо, всем помехам назло, пытаются заняться страстным трахом и запечатлеть сию красоту на камеру, что совсем скоро выйдет им боком, когда видео окажется на Pornhub.

Фильм состоит из выше описанного пролога, трех глав и трех вариантов возможного финала этой гротескной трагикомической истории. В первой главе главная героиня, учительница истории в средней школе (развратная девица в розовом парике и стрингах с узором-бабочкой неузнаваемо преобразилась в типичную преподавательницу в тоскливом и опять же очевидно дешевом сером пиджачном костюме с удлиненной юбкой-карандаш… да, режиссер замахивается не только на социально-политическую проблематику, но и на социально-экономическую… не только на историю Румынии, но и на общемировую историю человечества), крайне озабоченная произошедшей утечкой и своим неловким и шатким нынешним положением (утечка дошла до ее учеников, их родителей и директрисы школы, так что учительнице помимо позора грозит увольнение), нервно передвигается по улицам Бухареста, посещая аптеки и супермаркеты, совершая визиты и телефонные звонки, испытывая сильный стресс в преддверии назначенного на вечер родительского собрания, на котором будет вынесен на рассмотрение и обсуждение ее щекотливый «вопрос».

Эта глава стилистически ну очень напоминает украинскую трагикомедию «Герой моего времени», полнометражный режиссерский дебют Тони Ноябревой, которая снимала Киев во всех его несуразностях и противоречиях, зорким взглядом выхватывая из городской повседневности совершенно гротескные моменты и вещи. И в этом уродливо-комическом видеоряде, который лишь казался случайным и спонтанным, ощущалась очень вдумчивая, кропотливая, ювелирная работа, безупречно продуманная и смонтированная выборка. Точно так же и в картине Раду Жуде, который якобы просто снимает попадающиеся под руку городские окрестности, четко прослеживается скрупулезная сортировка и постановка, где каждый «случайно» вброшенный в кадр объект несет аллегорическую, смысловую, ироническую нагрузку. И даже та незапланированная бабушка, что посылает оператора «в пизду».

Смотрите легально на MEGOGO

Так, например, на фоне «случайных» транзитных зарисовок вроде перепалки в очереди к кассе супермаркета («… и маска у вас не на носу!»), мимолетных разговоров «случайных» прохожих (пожилые женщина и мужчина в аптеке обсуждают классовое неравенство и коррупцию в контексте трансплантации органов богатым и влиятельным в обход очереди из нуждающихся в пересадке бедняков и их детей, а маленький мальчик на улице держит за руку маму и отчаянно доказывает, что «Бамблби – настоящий») променад по городу главной героини постоянно «напарывается» на «случайные» эротические аллегории вроде голых манекенов или их частей; рекламного баннера, на котором модель демонстрирует аппетитность рекламируемой сладости лижущим языком; выстроенных в ряд рекламных макетов мороженого «рожок», которые, конечно же, являются недвусмысленными фаллическими символами, умышленно вульгарными и безнадежно пластмассовыми.

Вторая глава – словарь-подборка-коллаж анекдотов на тему… всего. Всего, связанного с историей, политикой, культурой, общественной жизнью, идеологией, потребительством, сексом, порнографией… Может показаться, что сюжетно вторая глава с историей незадачливой учительницы никак не связана, но в действительности она совершенно необходима для полноценного понимания главы третьей, в которой учительницу «судят» на собрании возмущенные родители. Вторая для третьей – как урок истории… или сноска, примечание на странице рассказа, подстрочное замечание под основным текстом. В быстро сменяющих друг друга картинках изобличаются человеческие пороки, глупость и лицемерие как в мелком, так и в национальном и даже планетарном масштабе. Калейдоскоп криводушия и самодурства охватывает расизм, сексизм, коммунизм, тиранию, религию, патриархат, фашизм, геноцид… Румыния от приспешничества нацистской Германии до диктатуры Чаушеску, от диктатуры Чаушеску до современной ненависти к ромам и евреям. Европейские ценности от Великой французской революции до французских эклеров.

Возможно, картину стоило назвать «Синекдоха, пизда» по аналогии с режиссерским дебютом главного американского сценариста-интеллектуала Чарли Кауфмана. Для толкования такого стилистического приема, как синекдоха (названия части вместо целого и наоборот), на экране появляется вагина и популярное женоненавистническое обращение «тупая пизда». Мы, пиздатые лицемеры, закрываем глаза на истребление целых народов, но клеймим безнравственностью естественный секс. Прощаем порнографический мир, сотканный из уродства, ненависти и бульварщины, но не прощаем порнографический ролик, в котором (возможно, единственном) как раз нет ни малейшей фальши.

Под занавес, в групповой сцене, где гротеск и издевка, посыл-эпиграмма этого эксцентричного и эпатажного действа достигают апогея и апофеоза, авторы уточняют, что фильм этот был шуткой. Но в каждой шутке… ну, вы сами знаете. «Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок». Урок истории, сексуального образования и эякулирующей морали.

Анастасия Лях

Неудачный трах, или Безумное порно (Babardeala cu bucluc sau porno balamuc)

2021 год, Румыния/ Хорватия/ Чехия/ Люксембург

Продюсеры: Карла Фотя, Анкица Юрич-Тилич, Андреас Роалд, Ада Соломон, Смаранда Пую, Джамал Зейнал Заде, Адриен Шеф, Иржи Конечны, Валентино Рудолф, Пол Тилтгес

Режиссер: Раду Жуде

Сценарий: Раду Жуде

В ролях: Катя Паскариу, Клаудия Еремия, Олимпия Мэлаи, Никодим Унгуряну, Александру Поточан, Анди Васлуяну, Тудорел Филимон, Кристина Чепрага, Илинка Манолаке, Даниэла Ионицэ Марку, Дана Войку

Операторы: Мариус Пандуру, Кристиан Никулеску

Композиторы: Юра Ферина, Павао Михалевич

Длительность: 106 минут/ 01:46

Секундочку...

Комментарии