kinowar.com

Рецензия на классику: Ингмар Бергман, фильм Седьмая печать

 03.03.2021  Новини, Рецензія

Ингмар Бергман не нуждается в представлении. Его «Седьмая печать» тем более не нуждается в представлении. Мрачная готическая философская притча на первый взгляд, это настоящая история разочарования. Разочарования, а попутно и одиночества. Одиночества экзистенционального. Сартровского одиночества.

Антониус Блок и его оруженосец Йонс остаются наедине с миром, с которого спала иллюзия. И если Антониус все еще ищет бога, то Йонс все уже понял, во всем разочаровался. После Крестового похода, куда они направляли с радужными помыслами, каждый из них вернулся с зияющей дырой в своей душе.

Седьмая печать (Det sjunde inseglet)

Нет бога в этом мире. А хуже того, что его нет именно среди тех, кто о боге больше всего говорит.
Йонс уже не цепляется не за что. В каком-то плане он честнее к самому себе, в сравнении с Блоком. Блок же получает надежду в людях под самый конец своих печальных приключений, когда пытается помочь молодой семье артистов, спасая их от самой смерти.

Ангел смерти является к нему. И этот вариант смерти, наверное, самый яркий и харизматичный, что приходилось видеть в кино. А этот жест с поднятием края плаща на берегу моря… «Седьмая печать» начинается ярко. Начало, после которого понимаешь, что досмотришь до конца.

Седьмая печать (Det sjunde inseglet)

Самое главное в фильме начало. Конечно, бывают фильмы, которые начинаешь любить с середины, а то и ближе к концу, но правильное начало – почти половина успеха. Море. Камни. Монолог рыцаря и смерти. Игра в шахматы. Тонко. Интеллектуально. Даже интеллигентно. А с чего все началось?

Все началось с маленькой пьесы. «Седьмая печать» — фильм, который глупо пересказывать. Напомню только, что все началось с одноактовой пьесы для выпуска в театральной школе. Кто бы мог тогда подумать, во что разовьется такая вот задумка. Алексей Герман признался, что после этого фильма пошел в церковь. А ведь самое смешное, фильм полностью антирелигиозен. Бог здесь давно умер. Все поиски бога, все вопрошания Блока остаются без ответа. Хотя  существование дьявола должно натолкнуть на мысль о боге, Антониус с ужасом понимает, что и это не поможет. У обвиненной в колдовстве девушки рыцарь выпытывает, видела ли она дьявола, но в ответах ее только слышит безумство и страх.

Седьмая печать (Det sjunde inseglet)

Никакого бога и никакого дьявола. Рыцарь и выигрывает у смерти партии пока вера в жизнь утеряна. И только в конце он растерян, но эта растерянность заодно и спасение. Он отсрочивает гибель юных артистов и их маленького ребенка.

Рядом с каждым персонажем бродит смерть. Видит ее только Блок, остальные же, несмотря на все разговоры о чуме, страхом перед ней, разве что могут кричать о гневе небес. Но и этот страх не меняет никого. Свинство и насилие, вот что окружает всех. Самое грустное, что и в Священных землях все то же свинство и насилие, которые видели Блок и Йонс.

Седьмая печать (Det sjunde inseglet)

Что же тогда остается? В век более просвещенный, быть может, кто-нибудь их них и задумался бы о личностной свободе, о новом мире, лишенном предрассудков, но не тогда. Поэтому для бедолаг остается разве что хоть как-то уживаться с миром, в котором больше не осталось для них ни дьявола, ни бога.

Николай Сокиркин

Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите наш проект

Читайте также:

Лучшие фильмы в истории кино

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:

Комментарии