kinowar.com

10 лучших ролей Киры Найтли

Есть актрисы, талантом которых объективно восхищаешься, а есть просто субъективно любимицы. Кира Найтли, скорее, из вторых. Не все роли дались ей на пять. Например, в «Опасном методе» Кроненберга ее игра подчас по-настоящему коробит. Но есть роли, созданные специально для этой актрисы, в которых она цветет и пахнет, как фруктовый сад в разгар весны. Таковой, например, является роль Лиззи Беннет, принесшая Кире номинацию на «Оскар».

Гордость и предубеждение (Pride & Prejudice, 2005)

Для британского режиссера Джо Райта Кира Найтли уже много лет подряд является музой и талисманом. Она исполнила главные роли в его лучших картинах: «Гордости и предубеждении», «Искуплении», «Анне Карениной», благодаря которым сформировался его авторский почерк, чувственный, интеллигентный, романтический. Его экранизация знаменитого романа Джейн Остин легким, изящным образом соединила классику и современность. Такой же получилась и героиня Найтли, вдохнувшая в эпоху Регентства легкость, раскованность, свободу, благородную соблазнительность современной умной и эмансипированной девушки. В исполнении Киры каноническая Лиззи Беннет, у которой внезапно появилась либеральная, беспорядочно развивающаяся челка, превратилась именно в ту особенную девушку, девушку-мечту, девушку-весну, в которую решительно невозможно не влюбиться.

Искупление (Atonement, 2007)

Еще одна работа Джо Райта с Кирой Найтли в главной роли. Постановщик первым понял, как сильно идут актрисе костюмные мелодрамы. Тоже Англия, но столетием позже, в преддверии Второй мировой войны. Вспыхнувшая любовь между аристократкой и сыном прислуги. Ложь обиженной и приревновавшей девочки-подростка, искалечившая две судьбы. Образ Сесилии в исполнении Киры получился нежным, хрупким, женственным, пленительным, грациозным, благородным, но не надменным, не холодным, а мягким и элегантным, и притягательным. А ее выход в зеленом шелковом открытом вечернем платье – божественным. Найтли безупречно сыграла страсть, любовь и трагедию. Ее уязвимая, сдержанная, поначалу недоступная Сесилия, внезапно исступленно бросающаяся в любовный омут, получилась заведомо обреченной на несчастье и боль.

Хоть раз в жизни (Begin Again, 2013)

В этой стильной романтической музыкальной современной городской истории Кира Найтли сыграла девушку, которая сочиняет и поет под гитару авторские балладные песни и которую бросает бойфренд-поп-звезда, а затем находит некогда легендарный, а теперь незадачливый, но обладающий тонким слухом и хорошим вкусом музыкальный продюсер, и вместе они записывают нью-йоркский «уличный альбом» в духе реальной французской певицы Zaz, которая пела на улицах Монмартра. Режиссер фильма Джон Карни впоследствии очень нелестно и даже оскорбительно высказался о работе с Кирой Найтли, назвав актрису капризной и зазвездившейся. Другие постановщики, работавшие с Кирой, и коллеги-артисты выступили в ее защиту, и в целом режиссера никто не поддержал. И если судить по конечному результату, Найтли выложилась по максимуму. Не умея петь, актриса приложила все усилия, чтобы самостоятельно записать для картины все песни, которые исполняет ее героиня. И получилось чудесно: просто, без претензии, но с душой.

Игра в имитацию (The Imitation Game, 2014)

В этой серьезной исторической драме-байопике, посвященной английскому математику-криптографу Алану Тьюрингу, который во время Второй мировой создал первый прототип компьютера и с его помощью взломал код немецкой шифровальной машины «Энигма» (а после того, как послужил стране и миру во всем мире, был осужден за гомосексуализм и приговорен к принудительной химической кастрации, что повлекло за собой самоубийство), Найтли исполнила роль второго плана. Актриса сыграла соратницу Тьюринга Джоан Кларк, тоже математика-криптографа, которая сообща работала над расшифровкой, стала Тьюрингу ближайшим другом и впоследствии женой, с которой, правда, гения, конечно же, не связывали сексуальные отношения. Найтли сыграла женщину, которая не чувствует себя женщиной, любит без взаимности, но принимает данность и довольствуется дружбой; женщину, которая ставит гуманистический долг и духовную близость выше собственного женского счастья.

Анна Каренина (Anna Karenina, 2012)

Снова Джо Райт заставил свою музу блистать. Нетипичная экранизация русской классики и совсем нетипичная Анна Каренина, которую мы привыкли видеть или представлять женщиной зрелой, в соку, давно замужней матерью, которой постыло все: семейная рутина, нелюбимый муж-сухарь, устои общества, обязанности светской дамы и мудрой сестры, всякий раз разрешающей конфликты в семье брата-бонвивана. Здесь же Каренина предстала молодой (по возрасту Кира Найтли в момент съемок вполне соответствовала книжному возрасту героини, но, конечно, во времена Толстого женщины под тридцать уже были, что называется, бывалыми), воодушевленной, легкой, несмотря на тяжесть несчастливого брака. А потрясающие костюмы и украшения дополнили изысканный и живописный бьюти-образ.

Опасные секреты (Official Secrets, 2019)

Как ни странно, умные, серьезные, суховатые роли с научным или политическим уклоном идут Кире ничуть не меньше, чем роли чувственные, романтические. В «Опасных секретах», основанных на реальных событиях, она сыграла сотрудницу британских спецслужб Кэтрин Ган, которая в 2003 году, спустя два года после 11 сентября, узнала, что США намерены безосновательно вторгнуться в Иран и хотят заручиться поддержкой Великобритании в шпионаже за членами ООН, дабы иметь компромат и принудить тех проголосовать за «правомерность» вторжения. Как гуманист, пацифист, законник и просто порядочный человек, Кэтрин посчитала своим долгом слить данные в прессу, за что предстала перед судом за разглашение секретной информации и государственную измену. Возможно, в реальной жизни Найтли далека от политики, но у нее получилось убедительно изобразить молодую женщину, которая не только глубоко разбирается в политических играх, но страстно увлечена стремлением сделать политику прозрачнее и чище, а мир – лучше, и готова пожертвовать ради этого собственной свободой. При этом она – вовсе не супергерой, но маленький человек, хрупкая и уязвимая женщина, которой по-настоящему страшно, но внутренний моральный компас не позволяет поступить иначе.

Колетт (Colette, 2018)

В этом британском байопике Найтли сыграла французскую писательницу-феминистку-лесбиянку Сидони-Габриэль Колетт, которая в начале двадцатого века бросила вызов обществу и общественные устоям, заговорив о свободе не только сексуальной, но и творческой. Здесь героиня Киры Найтли (безусловно, одна из самых ярких в ее фильмографии) проходит колоссальную трансформацию и эволюцию, вырастая из скромной, послушной, милой, покладистой жены, принимающей как норму тот факт, что муж, вор и эксплуататор, выдает ее произведения за свои, в сильную, свободную, дерзкую, эмансипированную икону.

Пираты Карибского моря: Проклятие Черной жемчужины (Pirates of the Caribbean: The Curse of The Black Pearl, 2003)

Да, это попкорн-муви. Но, во-первых, клевое. Во-вторых, именно оно принесло Кире Найтли подлинную популярность мировых масштабов и внесло в ряды попкультурных идолов. Не только потому, что у молодой актрисы, сыгравшей ставшую лихой пираткой дочь губернатора Элизабет Свонн, оказалось чертовски симпатичное личико, но и потому, что мисс Свонн в исполнении Киры получилась на редкость живой, обаятельно строптивой, эдакой хулиганской аристократкой с пиратской перчинкой в крови. И пусть главным гвоздем «Пиратов» был эксцентричный прохиндей Джек Воробей, которому Джонни Депп придал стильно-очаровательную рок-н-ролльную безалаберность, Элизабет Свонн исправно отвечала за женскую энергетику этой франшизы и несла огонек и красоту среди развеселой безобразности немытых некрозных флибустьеров.

Не отпускай меня (Never Let Me Go, 2010)

В этой экранизации очень грустного антиутопического романа нобелевского лауреата Кадзуо Исигуро (который, несмотря на британское гражданство, сохранил в творчестве японскую эстетику, поэзию и меланхолию) Найтли сыграла не главную, но важную и запоминающуюся роль. Возможно, даже более трагичную, чем центральные роли Кэри Маллиган и Эндрю Гарфилда. В этой заведомо обреченной на несчастливый конец дистопии про клонов, выращенных ради донорства, нет никакого экшена и почти никакой борьбы. Есть дружески-любовный треугольник молодых людей, которые живут с осознанием, что рано или поздно их разберут на органы, и с этим ничего не поделать. Смерть не происходит сразу. Эти обреченные создания увядают постепенно, как цветы, теряя лепесток за лепестком. Героиня Киры Найтли – веселая, жизнерадостная, бойкая, открытая, компанейская, энергичная, напористая Рут, лидер и душа компании, которая гаснет, как фитилек вспыхнувшей и быстро потухшей свечи.

Прошлой ночью в Нью-Йорке (Last Night, 2010)

Эта умная, не слащавая, не карамельная, не приторная мегаполисно-камерная мелодрама о браке, чувствах и обмане, где Нью-Йорк как пятый действующий персонаж (муж, жена, третий, третья и город) предстает необычно тихим и уютным, показывает стильную, красивую, современную пару бездетных молодоженов, у которых, казалось бы, есть все: любовь, карьера, просторная квартира в самом сердце Манхэттена… но чего-то не хватает… И это что-то приходит и искушает каждого из них в одну из неоновых увлекающих нью-йоркских ночей, когда совсем не хочется спать. Героиня Найтли – молода, умна, прекрасна, только-только попробовала брак на вкус, как бокал молодого, но хорошего вина. Не тот брак, где орут дети и нужно вертеться как белка в колесе между стиркой, готовкой и какашками невыгулянного вовремя лабрадора, а тот, где с мужем можно сходить на артхаусный фильм и обсудить постмодернистскую книгу. Ее героиня – самая современная мегаполисная девушка, которая дышит родным Нью-Йорком, но в одну из ночей позволяет себе вдохнуть глоток Парижа.

Анастасия Лях

Комментарии