kinowar.com

10 лучших ролей Джессики Честейн

Джессика Честейн – не просто очень красивая и эффектная женщина. Она – одна из лучших актрис двадцать первого века и, возможно, даже самая яркая, если говорить о втором десятилетии. Честейн является яростной феминисткой и отстаивает право актрис на главные роли и сильных героинь, активно продвигает феминоцентричное кино. Она прославилась довольно поздно, когда ей было 34, зато ее пик карьеры продлился целых десять лет. «Оскара» у Честейн пока нет, хотя она дважды номинировалась на статуэтку (за роль второго плана в «Прислуге» и главную роль в «Цели номер один»). В сентябре 2021 года на HBO должен выйти мини-сериал «Сцены из супружеской жизни», являющийся осовремененным англоязычным ремейком одноименного фильма Бергмана, где партнером актрисы вновь выступил Оскар Айзек («Самый жестокий год»). Этот проект вполне может принести Джессике номинации на «Эмми» и «Золотой глобус».

Цель номер один (Zero Dark Thirty, 2012)

Начнем с главной картины и главной роли в фильмографии Честейн. Кэтрин Бигелоу (единственная голливудская постановщица, снимающая подчеркнуто мужское кино, причем мужское даже тогда, когда в центре сюжета женщина) сняла фильм на главную тему в истории современной Америке, начавшейся после 11 сентября 2001 года, — тему выслеживания и ликвидации бен Ладена. Бигелоу подошла к экранизации этой многолетней охоты с максимальной основательностью и точностью, с документальной дотошностью и документальной сухостью. И такой же основательности потребовала от исполнительницы главной роли. Честейн сыграла аналитика ЦРУ Майю, которой потребовалось десять лет, чтобы найти и уничтожить американскую цель номер один. «Каждый вечер, возвращаясь в свой гостиничный номер, я видела лишь развешанные по стенам фото террористов из нашей картины и думала, что скоро свихнусь. Спасало лишь понимание того, что сама Майя жила в еще более жестком режиме, и не пару месяцев, а десять лет. И от ее работы зависело не качество фильма, а жизни людей. После этого мне становилось стыдно», — сказала актриса о своей работе над проектом. Лента вызвала и восторги, и скандал. Многие обвинили Бигелоу в пропаганде и оправдании пыток как необходимого средства защиты Америки и американского народа. Вопрос в том, приуменьшили ли вопросы этики и морали режиссерское и актерское мастерство? Бигелоу сняла очень жесткий, напряженный, натуралистичный, очень чистый (не стерильный, а именно чистый) и исчерпывающий военный боевик на самую на тот момент животрепещущую тему, а Джессика Честейн в совершенстве справилась с непростой ролью, выматывающей и физически, и психологически.

Игра Молли (Molly’s Game, 2017)

Еще один основанный на реальных событиях феминоцентричный проект в фильмографии Честейн – авантюрный байопик «Игра Молли» Аарона Соркина, рассказывающий о бывшей лыжнице, которая после тяжелой травмы и преждевременного завершения спортивной карьеры переезжает в Лос-Анджелес и становится устроительницей подпольного казино, где в покер на очень большие деньги и в условиях гарантированной хозяйкой заведения секретности играют самые медийные лица, голливудские шишки, политики, мафиози, титулованные спортсмены и первоэшелонные кинозвезды. Честейн создала неоднозначный с моральной точки зрения образ: Молли нарушает закон, сколачивает состояние на чужих проигрышах и выигрышах, но при этом до конца сохраняет достоинство, благородство и данное клиенту слово, кем бы тот ни был. Эта женщина – красивая, умная, сильная, прагматичная, но преисполненная чести – кажется, способна все выдержать и все преодолеть, вплоть до тюрьмы и физической боли. Она лишена сантиментов, но вооружена несокрушимой целеустремленностью и нерушимым кодексом подобно главарям олдскульных гангстерских группировок. После роли Молли Честейн вполне могла бы справиться с какой-нибудь женской версией «Крестного отца», если такую когда-нибудь снимут.

Мисс Слоун (Miss Sloane, 2016)

А этот политический триллер можно назвать репетицией перед «Игрой Молли». Снял его Джон Мэдден, режиссер «Влюбленного Шекспира». Честейн сыграла опытную, толковую, успешную лоббистку, а сюжет разворачивается вокруг законопроекта, ограничивающего свободу покупки и владения огнестрельным оружием в США (право на ношение оружия, гарантированное Второй поправкой, как известно, является больной темой в контексте американской политики и постоянно становится камнем преткновения в предвыборных кампаниях как республиканцев, ратующих за, так и демократов, ратующих против). Несмотря на столь привлекательную и сексапильную внешность, Честейн практически никогда не берется за образы романтических героинь и почти не снимается в любовных историях. Будучи феминисткой, она выступает против сексуальной объективации актрис на экране и намеренно выбирает роли, сосредоточенные на принципиально других аспектах жизни необязательно современной, но обязательно сильной и прогрессивной женщины, в частности на работе, карьере, амбициях, целях. Сюжет «Мисс Слоун» вскоре после просмотра выветривается из головы, будучи слишком узко направленным и узкоконтекстным, но мощный образ, созданный актрисой, остается. Честейн, будто культуристка, выносит фильм на своих крепких плечах и действительно занимается результативным лоббированием: зрители идут в ее команду и голосуют за.

Прислуга (The Help, 2011)

Но популярность и признание пришли к Честейн после роли, которую сейчас актриса вряд ли выбрала бы. В драме о расовой сегрегации в штате Миссисипи 1960-х годов актриса сыграла жену богатого коммерсанта, которую не принимает так называемое сообщество жен из-за того, что та вышла за жениха местной лидерши домохозяйского движения. Селия, героиня Честейн, — эффектная блондинка, легкомысленная, инфантильная, глуповатая, которая ничего не умеет и просит служанку научить ее вести домашнее хозяйство и вкусно готовить, чтобы угодить мужу. Но вместе с тем Селия очень добрая, открытая, душевная, дружелюбная и, главное, по-человечески относится к темнокожим, считая их равными себе и другим белым в отличие от мнения большинства жителей провинциального городка Джексон. Возможно, она больше дружна с черной прислугой, нежели с белой «ровней» потому, что сама – такой же изгой в компании прочих жен, как черные – изгои в американском обществе. У Джессики Честейн получился очень положительный, эксцентричный и искренний образ, восторженный и вместе с тем чуточку трагичный, в который, что называется, невозможно не влюбиться.

Жена смотрителя зоопарка (The Zookeeper’s Wife, 2017)

Это не лучший фильм с участием Честейн и не самая сильная ее роль. И да, глядя на постер, можно подумать, что кино чуточку сусальное. Но «Жена смотрителя зоопарка» в нашем списке вовсе не потому, что Джессика Честейн без макияжа упоительно смотрится с белым львенком на руках. Это важная работа в контексте гуманизма и истории. И неслучайная именно для Честейн, которая уже много лет является веганом и так объясняет свой выбор: «Я не хочу никого мучить. Это что-то вроде попытки жить в мире, где я не способствую распространению жестокости». Увы, ее героине Антонине Жабинской, жене смотрителя Варшавского зоопарка времен польской оккупации, спасти животных от бомбежек и нацистов не удалось. Но в опустевших клетках супружеская чета Жабинских спрятала и спасла сотни евреев. И в контексте феминоцентричного кино, за которое так ратует и болеет актриса, этот фильм тоже немаловажен, потому что неслучайно называется именно «Жена смотрителя зоопарка», а не «Смотритель зоопарка», и всю боль этой нелегкой, хотя и светлой истории жена выносит на своих хрупких плечах, попутно отбиваясь от ухаживаний нацистского офицера в исполнении Даниэля Брюля. Да, это не «Список Шиндлера», но подвиг Жабинских знать не менее важно, чем подвиг Оскара Шиндлера.

Укрытие (Take Shelter, 2011)

А эта лента и эта работа актрисы безусловно значимы в контексте американского инди-кино. Тонкая драма, приближающаяся к границе с хоррором, арканзасского режиссера Джеффа Николса, чье своеобразное изящно-степное творчество вдохновлено ранними фильмами Терренса Малика, а именно «Пустошами» и «Днями жатвы», красиво и умно рефлексирует на тему частного и коллективного панического беспокойства, беспочвенного или обоснованного – неважно, ощущения тревоги и страха перед чем-то плохим и неумолимо, навязчиво надвигающимся, от которого необходимо уберечь себя и своих любимых. Здесь Честейн снова сыграла жену. Жену главного героя в исполнении Майкла Шеннона, простого работяги из маленького городка в Огайо, который почему-то начинает видеть апокалиптические сны о надвигающемся смертоносном урагане, которые воспринимает как вещие и берется сооружать бункер. И в итоге становится совершенно одержимым этим волнением и этой идеей возвести самое надежное укрытие. Фильм получил множество похвалы и номинаций на независимые премии. И хотя в адрес актерской игры основные аплодисменты достались Шеннону как основному действующему лицу, работу Джессики Честейн тоже оценили очень высоко. Ее героиня – тихая провинциальная жена, которая внезапно сталкивается с сумасшествием мужа (вернее, сталкивается с тем, что большинство жен сочли бы за сумасшествие), но все равно любит и доверяет ему и благодарна за то крыло и то убежище, которым он ее закрывает от бед и зла.

Древо жизни (The Tree of Life, 2011)

Именно благодаря режиссеру Терренсу Малику о Джессике Честейн узнал весь киномир. В экзистенциальной мистерии «Древо жизни», получившей в Каннах «Золотую пальмовую ветвь», где кадры о сотворении мира посредством большого взрыва, зарождении жизни и динозаврах комбинируются с историей одной обычной семьи (мать, отец, сын), переживающей утрату, Честейн сыграла мать. Повзрослевший сын (Шон Пенн) сталкивается с экзистенциальным кризисом, задает высшим силам и самому себе вопросы и пытается найти ответы в воспоминаниях о детстве, об отце (Брэд Питт) и матери. Отец был жестким и учил жить по законам природы. Мать же говорила о принятии всего как данность, как божья благодать… Не то чтобы актриса изобразила в этой картине какой-то выразительный характер, сыграла какие-то яркие эмоции или произнесла сильные монологи (реплик в «Древе» почти нет). Но весь фильм ее лицо действительно светится той самой благодатью, добром, бескорыстием, принятием, душевным миром. Ее экранный образ стал воплощением красоты, чистых помыслов, материнства, милосердия и человеколюбия. Честейн сыграла не конкретную женщину, но женщину-абсолют, мать как источник и основу всего сущего. Актриса говорит, что перед съемками часами рассматривала изображения Богородицы, чтобы достичь состояния полного внутреннего умиротворения. И если не в жизни, то на экране ей это определенно удалось.

Самый жестокий год (A Most Violent Year, 2014)

Эту криминальную драму с Джессикой Честейн и Оскаром Айзеком создал сценарист и режиссер Джей Си Чендор, известный своими суховатыми, но острыми сюжетами о различных формах кризиса. В «Пределе риска» это был глобальный экономический кризис. В «Не угаснет надежда» — частный личностный кризис. А «Самый жестокий год» погрузил в криминальный кризис. Действие разворачивается в Нью-Йорке в 1981 году. В этот год был зафиксирован невиданный всплеск преступности, едва ли не самый высокий показатель за всю историю города. И в этих жестких условиях честный бизнесмен пытается сохранить свое дело и оградиться от грубо вторгающегося в его жизнь криминала. Честейн сыграла жену главного героя, роль которой изначально должна была достаться Шарлиз Терон. Созвучно с темой, эпохой и стилем Чендора образ получился суховатым и жестковатым, впитавшим черты времени, деловой женщины и преданной, надежной спутницы, готовой подставить оказавшемуся в беде мужу хрупкое, но верное плечо.

Исчезновение Элеанор Ригби (The Disappearance of Eleanor Rigby, 2013-2014)

В этой основательной трилогии о взаимоотношениях мужчины и женщины, переживших утрату, Честейн сыграла в паре с Джеймсом МакЭвоем, с которым позже снова встретится на площадке второй части хоррор-дилогии «Оно» по Стивену Кингу. Трилогия, или скорее триптих Неда Бенсона делится на части «Он», «Она» и «Они». Двое любящих друг друга людей, которые изначально довольно разные и по происхождению, и по амбициям, и по характеру, слишком по-разному переживают потерю. Настолько по-разному, что едва ли способны разделить боль на двоих, а любовь оставить неделимой. Она исчезает. Он ее ищет. Она уходит. Он ее преследует. Или все наоборот… МакЭвой и Честейн убедительно играют притяжение, сдерживаемое невидимой, но непреодолимой дистанцией.

Фрекен Юлия (Miss Julie, 2014)

2014 год был ударным для Джессики Честейн. И камерную мелодраму «Фрекен Юлия», поставленную по одноименной пьесе шведского драматурга Августа Стриндберга, критики тоже не обошли вниманием. Режиссером экранизации выступила норвежская актриса Лив Ульман, снимавшаяся у Бергмана. Действие разворачивается в конце девятнадцатого столетия в ирландском графстве, где аристократка влюбляется и соблазняет камердинера. Критики сочли режиссуру сырой, лишенной динамики и кинематографичности, слишком привязанной к театральным подмосткам. Но единогласно восхитились исполнением Честейн. Тем, как она двигается в кадре, как смотрит, как держит спину и сгибает плечи, как чередует сломленность и властность противоречивой женщины, затеявшей злую, токсичную игру.

Анастасия Лях

Комментарии