kinowar.com

Даниель Брюль в Одессе: «Могу сыграть в украинском кино, но сперва покажите сценарий!»

Благо, немецко-голливудский актер Даниель Брюль (звезда фильмов «Гуд бай, Ленин!», «Ультиматум Борна», «Бесславные ублюдки», «Пятая власть», «Колония Дигнидад», «Жена смотрителя зоопарка», марвеловского блокбастера «Первый мститель: Противостояние», сериалов «Алиенист» и «Сокол и Зимний солдат», обладатель самых престижных номинаций за спортивную драму «Гонка») все-таки добрался до Одесского кинофестиваля.

Дело в том, что Брюль сперва подтвердил свой приезд, затем извинился и отменил, так как продюсеры, с которыми он связан контрактными обязательствами и которым кровь из носу важно, чтобы съемки не сорвались, буквально запретили артисту куда-либо выезжать (а в особенности, надо полагать, въезжать в Украину, где вакцинация далеко не так систематична и налажена, как в США и Германии, да и карантинный режим у нас соблюдают постольку-поскольку), но впоследствии вновь передумал и таки приехал, что вполне можно считать смелым и даже рисковым решением (вот она, немецкая обязательность в действии).

На ОМКФ актер привез свой режиссерский дебют – камерную немецкоязычную драмеди «Плохой сосед», в которой сам же исполнил главную роль и которая участвовала в конкурсе Берлинале. Более того, отчасти Брюль сыграл самого себя. Его персонажа зовут Даниэль, и он актер. После знаковых ролей хорошего парня Алекса Кернера, нацистского снайпера Фредерика Цоллера, автогонщика Формулы-1 Ники Лауды, суперзлодея Гельмута Земо, доктора психиатрии Ласло Крайцлера… Брюль наконец сыграл самого себя в собственном проекте. Вернее, как выразился продюсер фильма и по совместительству давний друг актера Мальте Грунерт, сыграл «худшую версию» себя.

Дебют определенно не вышел комом. «Плохой сосед» — маленькое, тонкое, остроумное, самокритичное урбанистическое кино, разыгранное на двоих, о фальши, звездности, актерстве, подглядывании, о берлинской истории и о современных берлинских социальных процессах, о внезапном столкновении двух параллельных миров знаменитого киноактера и обычного банковского кассира, который на поверку оказывается куда сложнее, чем кажется (рецензию на фильм читайте здесь).

Даниель Брюль, конечно же, встретился с журналистами и рассказал, почему замахнулся на режиссерскую территорию, насколько персонаж Даниель похож на реального Даниеля Брюля, хотел ли бы он сняться в украинском кино и на многие другие.

Почему решили сесть в режиссерское кресло? Это вопрос амбиций?
Даниель Брюль:
— Думаю, в какой-то момент многие актеры чувствуют, что хотят рассказать не чужую, а собственную историю. Мне всегда казалось, что огромная часть кинопроцесса остается вне меня, за закрытой дверью. Захотелось наконец эту дверь приоткрыть. Почувствовать себя капитаном собственной лодки.

Насколько ваш герой – это вы?
Мальте Грунерт:
— Можно я первым отвечу на этот вопрос? (Улыбается). Я знаю Даниеля уже очень много лет, и поверьте, то, что вы увидели на экране, — наихудшая версия реального Даниеля. В действительности он не настолько придурок.
Даниель Брюль:
— Мне очень хотелось сыграть эту роль. Эта идея, идея столкновения совершенно разных людей из двух совершенно разных миров, возникла, когда я был в Барселоне… И в принципе главный герой мог быть представителем и другой профессии, музыкантом или архитектором… Но я понял, что о других профессиях практически ничего не знаю, и тогда возник образ киноактера Даниеля. Как и ему, мне тоже приходилось слышать критику, что я всю жизнь делаю одно и то же, играю одно и то же. Так что это было своего рода ответом на вызов… И мне кажется, что я и сам до конца не знаю, что в экранном Даниеле реальность, а что вымысел.

Вопрос продюсеру: почему решили поддержать этот проект?
Мальте Грунерт:
— Ну, это было вполне логичным. Как я уже говорил, я давно знаю Даниеля, и мы и раньше много работали вместе. И я, конечно же, знал, что он горит желанием поучаствовать в других, помимо актерства, сегментах кинопроцесса, и хотел этому поспособствовать.

Что режиссер Брюль говорил актеру Брюлю, когда тот плохо справлялся с задачей?
Даниель Брюль:
— Я старался создать на площадке демократическую атмосферу и во всем советовался с командой. Я хотел слышать действительно объективное мнение. Конечно, когда они говорили «говно», я обижался, потому что хотел услышать «гениально» (смеется), но все же прислушивался и переснимал неудачные сцены.
Мальте Грунерт:
— Абсолютно. Он руководствовался принципом «я знаю, что чего-то не знаю, и готов принять любую помощь». Так что да, он тесно сотрудничал с оператором и другими членами группы и без всякого зазнайства опирался на чужой опыт.

Чего ждете от проката: хороших сборов или хороших отзывов?
Мальте Грунерт:
— Главное, чтобы фильм увидело как можно больше зрителей. На сборы рассчитывать не приходится, это ведь авторское кино. Оно скорее рассчитано на удовлетворение собственной потребности рассказать историю.
Даниель Брюль:
— Я снял фильм, и это уже достижение. Мы преодолели много преград во время работы. Только начали снимать, и тут же объявили карантин… В итоге у нас получился такой вот камерный пандемический фильм о двух друзьях в баре, где больше нет никого, кроме барменши и одного пьяного посетителя… Благо, на съемках у нас никто не заболел. И здорово, конечно, что позвонили и предложили участие в конкурсе Берлинале. Но тогда на показе, к сожалению, было очень мало людей, Берлин был на строгом карантине. Так что здесь, в Одессе, я, по сути, впервые увижу людей в зале, которые будут смотреть мое кино. Это очень волнительно. И я непременно буду фотографировать для мамы (улыбается). Спасибо, Одесса!

Вы говорили, что долгое время после успеха «Гуд бай, Ленин!» играли исключительно хороших парней и немного застряли в положительном амплуа. А затем переключились на роли злодеев. В «Плохом соседе» опять же раскрыли темную сторону, причем на этот раз свою собственную. Это такая терапия?
Даниель Брюль:
— Дело в том, что моя жена работает психологом, так что терапию я получаю постоянно и бесплатно (смеется). Это скорее способ посмеяться над собой. Тот Даниель, которого вы увидели, — действительно моя темная сторона. И это саморазоблачение определенно было интересным и полезным.

Как думаете, почему у вас так хорошо получаются злодеи? И как на счет роли злодея в каком-нибудь украинском фильме?
Даниель Брюль:
— (Смеется). Для этого мне придется выучить украинский язык, а это непросто… После фильма «Гуд бай, Ленин!» за мной закрепилась репутация хорошего парня, типа из тех, кто бабушку переводит через дорогу и является идеальным бойфрендом для дочери в глазах ее матери. А у Тарантино в «Бесславных ублюдках» случился важный и любопытный для меня самого переход от хорошего парня к подонку. И мне стало интересно и в дальнейшем исследовать темную сторону человеческой натуры, которая, уверен, в той или иной степени есть у каждого… Что касается украинского фильма…, покажите мне сценарий! (Смеется). (В «Плохом соседе» герой Брюля готовится к пробам в голливудский супергеройский блокбастер, что, конечно же, является отсылкой к участию реального Брюля в MCU, но имеет на руках лишь вырванный из контекста фрагмент, страничку с репликами своего персонажа, и все время пытается добиться от агентов и менеджеров, чтобы ему показали весь сценарий целиком, который студия держит в строжайшем секрете во избежание спойлеров).

Чего вам не хватило в работе с другими режиссерами, что решили сами взяться за режиссуру?
Даниель Брюль:
— С режиссерами работалось по-разному. Был и хороший, и плохой опыт. Бывало и такое, что под конец съемок мы с режиссером ненавидели друг друга… Но когда они рассказывали про «магию», которая происходит в монтажной комнате, мне всегда чертовски хотелось понять, как это. И знаете, это действительно оказалось волшебно. Особенно мне понравился монтаж звука. Удивительный новый опыт. Я убедился, что всего один звук может изменить целый фильм… Перед съемками «Плохого соседа» я пообещал себе, что если получится говно, больше никогда снимать не буду. Но кажется, вышло неплохо. Так что надеюсь, что продолжу.

Попадали ли вы в неловкие ситуации, подобные той, в которой оказался ваш персонаж Даниель, когда пара на улице попросила его сделать фото? (В фильме актер Даниель в расстроенных чувствах идет по улице, и молодая пара просит его сделать фото. Даниель начинает обнимать девушку, думая, что это фанаты, которые его узнали и захотели снимок со звездой. Но оказывается, что пара отнеслась к нему как к случайному прохожему и просто попросила оказать услугу и щелкнуть их на телефон). И сталкивались ли вы в Голливуде со стереотипным восприятием себя как европейца и немца в частности?
Даниель Брюль:
— Сцена с фото абсолютно реальна (улыбается). Со мной действительно произошла такая история. Было неловко… Что касается стереотипов, в Голливуде ко мне хорошо относятся. Конечно, если мне предложат роль очередного нациста, я, вероятно, откажусь. Но нет, меня там не воспринимают как типичного немца. Например, Рон Ховард (режиссер фильма «Гонка». – Прим. авт.) пригласил меня на роль Ники Лауды, за что я ему очень благодарен, потому что немецкие режиссеры никогда бы мне эту партию не предложили, ведь для них я по-прежнему тот хороший парень с маринованными огурцами из «Гуд бай, Ленин!». И спасибо Marvel! С ними всегда было очень весело!

Как относитесь к родному немецкому кинематографу и хотите ли в нем работать после голливудского опыта?
Даниель Брюль:
— Знаете, я никогда не понимал, почему в Германии снимают столько популярных комедий и почему они пользуются таким успехом, в том числе за границей. Совершенно непонятный мне феномен. Я никогда на этих комедиях не смеялся и, благо, никогда в них не снимался, мне удалось избежать участи, постигшей многих немецких актеров. Но в Германии параллельно развивается и авторское, артхаусное кино. И это именно то направление, в котором я хотел бы работать.
Мальте Грунерт:
— Да, немецкое кино за последнее десятилетие стало куда более разнообразным, и это отлично. Но на сегодняшний день артхаус – это не бизнес, а хобби. На нем, к сожалению, нельзя заработать. Даже победители Канн, Берлина, Венеции выходят в прокат и собирают гроши. Такова реальность.

В одной из сцен «Плохого соседа» упоминается веб-проститутка, и она родом из Украины. Почему именно из Украины?
Даниель Брюль:
— (Немного замешкался). Это вопрос скорее к сценаристу, нежели ко мне. Идея этого эпизода была его. Но думаю, все из-за того, что в Германии украинские женщины часто эксплуатируются. К сожалению, это так. На эту тему есть замечательный фильм «Лиля навсегда», очень проникновенный (драма шведского режиссера Лукаса Мудиссона, вышедшая в 2002 году; главную роль исполнила Оксана Акиньшина. – Прим. авт.).

Вам все же удалось выйти из амплуа хорошего парня, которое закрепилось за вами на заре карьеры. Что вы посоветовали бы актерам, застрявшим в одной роли?
Даниель Брюль:
— Застрять в одном образе – это необязательно плохо. Это зона комфорта. Но если все же хочется эту зону покинуть, если хочется сыграть роль, отличную от того, что играл раньше, нужно запастись терпением. Да, нужно быть терпеливым, и однажды непременно раздастся телефонный звонок.

Анастасия Лях

Фото: Наталья Васюк

Комментарии