kinowar.com

10 лучших сериалов 2021 года по версии Анастасии Лях

По традиции я отобрала для своего списка (к слову, о лучших по моему мнению фильмах года читайте здесь) лишь новые, а не продолженные сериалы. И это опять же очень субъективный список, без какой-либо градации, просто короткий перечень, каждый пункт которого меня зацепил, подкупил, вдохновил или же по-хорошему удивил.

ВандаВижен (WandaVision)

За экспериментальность, на которую осмелилась студия Marvel, заменив традиционный супергеройский экшн ретро-ситкомом с отсылками в глубокую американскую телеклассику вроде «Я люблю Люси»; за неожиданную психологическую глубину истории утраты и попыток справиться с потерей сперва эскапизмом, затем неизбежным принятием.

Мейр из Исттауна (Mare of Easttown)

За отличную детективную историю и детализированный быт забытого богом американского захолустья; за живые характеры, насущные проблемы маленьких людей, густую атмосферность серой провинциальной жизни; за невероятно естественную Кейт Уинслет, которая гнет свою линию в противовес правилам и системе фабрики грез.

История Лизи (Lisey’s Story)

За метафизику, пугающую и притягательную магию потустороннего, обращение к Льюису Кэрроллу, символизм, женскую эмансипацию и завораживающее выступление Джулианны Мур, одной из лучших актрис современности.

Северные воды (The North Water)

За осязаемые физические и нравственные нечистоты эпохи британского колониализма; за демонстрацию без прикрас животного человеческого нутра, способного на самые гнусные и чудовищные поступки; за отвратительнейшую роль неузнаваемого Колина Фаррелла, который с каждым годом становится все интереснее и интереснее.

Подземная железная дорога (The Underground Railroad)

За нетривиальный подход к темам расизма и рабства от самого изящного и филигранного американского арт-режиссера Барри Дженкинса; за опять же заигрывание с символами и образами Льюиса Кэрролла (творчество английского писателя-математика – плацдарм для наиболее частых отсылок как мейнстрима, так и артхауса); за мрачную поэзию спуска в подземелье тартара и прохождения один за другим кругов ада подобно «Божественной комедии» Данте.

Новый вишневый вкус (Brand New Cherry Flavor)

За пьянящую панк-рок-эстетику начала 90-х, за перченую сатиру на Голливуд и его нечистоплотное закулисье, за гремучую гибридность стилистики раннего Роберта Родригеса и раннего Дэвида Линча; за дикость, остроту, сексуальность и хмель, исходящие от Розы Салазар.

Мистер Корман (Mr. Corman)

За актуальность, остроумие и интимность этой экзистенциальной трагикомедии от рефлексирующего Джозефа Гордона-Левитта, переживающего кризис среднего возраста; за до боли знакомый каждому рядовому зрителю душевный дискомфорт укоренившегося лузерства и одиночества.

Игра в кальмара (Ojing-eo Geim)

За жесткую правду о том, что алчность выше любой морали и побеждает даже лучших, добрейших, порядочнейших из нас; за увлекательный, суровый, напряженный игровой турнир, в котором смерть – лишь крохотная часть чемпионата, безликая обыденность, а не событие.

Полуночная месса (Midnight Mass)

За то, как хоррор (даже кровавый) в мягких и любящих руках Майка Флэнагана всякий раз превращается в тихую, нежную, грустную песню; за маленькую революцию вампирского жанра; за экзистенциализм и буддистское просветление в финале кромешной ночи.

Колесо времени (The Wheel of Time)

За лучшее за многие годы взрослое фэнтези, соединившее богатую магическую эстетику «Властелина колец», сексуальную раскрепощенность «Игры престолов», актуальные феминистские тренды, пеструю мозаику этносов и идеологий, детективную интригу и царственную таинственность прекрасной актрисы Розамунд Пайк.

Анастасия Лях

Комментарии